zlobnig_v_2 (zlobnig_v_2) wrote,
zlobnig_v_2
zlobnig_v_2

Category:

Приложение №1.2: Закрытый сектор: Венский совет - ч. 26



Концепцию мировой компании стали выдавать за естественное проявление человеческого прогресса, в действительности это возврат к олигархии британской Ост-Индской компании и ее предшественников в сочетании с современными компьютерными технологиями и функционированием в рамках рынка. В корпоратистском государстве власть правительства узурпируют частные финансовые и корпоративные интересы, использующие правительства, чтобы держать народ в узде, в то время как они безжалостно грабят и правительства и народы. Частные интересы лживо выдают за порождение национализма, в то время как они являются результатом коррумпирования государства империей.

Корпоратизм возникает из "наложения суверенитетов" государства и имперских банкиров и является детищем венецианцев. Венецианцы и неовенецианцы Британской империи породили Муссолини и Гитлера, организовали фашистские движения по всему миру в 1920-е и 1930-е годы для борьбы с суверенностью государств. Эти же процессы происходили и в США, где банкиры-англофилы Уолл-стрита финансировали и создали собственные фашистские движения, включая Американскую лигу свободы – и попытались организовать путч против Франклина Рузвельта.

Эти круги рекламировали Муссолини в США, восемь раз между 1923 и 1943 гг. помещали его портрет на обложке журнала Time, восторгались им в других газетах и журналах. Хозяева Уолл-стрита делали это не потому, что они лично питали слабость к Муссолини, но потому что он был союзником, инструментом той же империи, которая управляла и ими.


Италия Муссолини, в значительной степени построенная усилиями венецианца графа Джузеппе Вольпи ди Мизурата, стала экспериментальной моделью корпоратистского государства, которую империя хотела навязать всему миру, моделью "мировой компании", составляющей сердцевину глобализации. В этом государстве доминировали венецианские финансовые интересы, оно жило для их прибылей.

По счастью для всего мира, Гитлер разрушил любовно созданную иллюзию привлекательного фашизма. Банкирам пришлось отступить. Но стремление навязать фашизм никуда не делось, так что для него придумали новую обертку. Для "нового и усовершенствованного" корпоративного фашизма придумали название "глобализация".

Фашизм, версия 2.0

Интер-Альфа Груп создавалась как инструмент фашизма нового типа, и сама является гнездом фашистов. И не нужно много копаться, чтобы получить подтверждение этому:

Почти сразу после своего образования Интер-Альфа Груп связалась с кругами Гарриманов, которые финансировали Гитлера, а тот, в свою очередь, положил в основу своей "расовой научной политики" их исследования в области евгеники. Альянс возник в результате покупки Интер-Альфа Груп 40% в Brown Harriman & International Banks – консорциальном банке, основанном в 1968 году в Лондоне банком Brown Brothers Harriman, торговым (плюс наркотики) банком Robert Fleming & Co., и французским банком Суэц.
________________________________________________________

c0139575_0444324

На фотографии, сделанной в августе 1942 года в Москве, непринуждённо беседуют новоиспечённые союзники Черчилль, Сталин и Молотов. Черчилль покуривает гаванскую сигару, Молотов улыбается. В центре, слева от Сталина широко и радостно улыбается представитель Рузвельта, Аверелл Гарриман. О чем они говорят? Вероятно, о большой стратегии, о борьбе с полчищами Гитлера, оккупировавшими всю Европу от Бордо до Смоленска, о высадке союзников в Африке или планах открытия Второго фронта в Европе. А может о пиве... Но уж точно не о принадлежащей Авереллу Гарриману и его младшему брату Роланду Гарриману транснациональной компании Silesian-American Corporation (SACO) из крохотного городка Аушвиц...

Задолго до встречи с Черчиллем и Сталиным в Москве и до Второй мировой войны, в 1922 году Аверелл Гарриман, удачливый бизнесмен, владелец инвестиционной фирмы "W.A. Harriman & Co." встречался в Берлине с Фрицем Тиссеном, германским магнатом, банкиром и промышленником. Тогда Гарриман и Тиссен пришли к соглашению о создании банка для Тиссена в Нью-Йорке. Деловые партнеры Гарримана должны были занять в нем руководящие посты, вместе с агентом Тиссена Х. Каувенхауэном, который переехал в США. В начале 1924 года Каувенхауэн, директор роттердамского банка Тиссена, отправился в Нью-Йорк для того, чтобы совместно с Гарриманом и Джорджем Уокером открыть на Бродвее "Union Banking Corporation" (UBC), по тому же адресу, где находится "Harriman & Co". За кулисами "Union Banking Corporation" является собственностью роттердамского банка, который, в свою очередь, является собственностью Фрица Тиссена. Фриц Тиссен в последствии стал одним из главных спонсоров нацистской партии. Без его поддержки Гитлер вряд ли смог бы стать тем, кем он стал. Уже после того, как Третий рейх был разгромлен, Тиссен издал свои мемуары под названием "Я платил Гитлеру"(автор блога читал их).

В 1942 году Тиссен, втянувший братьев Гарриманов в совместный бизнес-проект в Силезии, был уже давно в бегах, а в контролирующей SACO "Union Banking Corporation", со штаб-квартирой в Нью-Йорке на Бродвее, 39, акции были распределены следующим образом:

E. Roland Harriman – 3991
Cornelis Lievense       – 4
Harold D.Pennington   – 1
Ray Morris                 –– 1
Prescott S. Bush          – 1
H.J. Kouwenhoven      – 1
Johann G. Groeninger – 1

Спустя много лет в западной прессе, в свете антибушевской кампании, всплывёт имя Прескотта Буша, деда Джорджа Буша-младшего, с его одной единственной акцией. Ну а Гарриман? Зачем вспоминать Гарримана, верного помощника президента Рузвельта...

Вот список учредителей "Brown Brothers Harriman & Co.", нью-йоркской компании со штаб-квартирой на Уолл-стрит, контролировавшей UBC:
W. Averell Harriman
E. Roland Harriman
Moreau Delano
Thatcher M. Brown Sr
Prescott S. Bush
Granger Kent Costikyan
Louis Curtis
Robert A. Lovett
Ray Morris
Knight Woolley

Моро Делано  - из тех Делано, которые родственники Франклина Рузвельта, а Роберт Лоуэтт на тот момент и во время войны - помощник военного министра США по вопросам развития авиации.

http://d-prospero.livejournal.com/184116.html

1959. Уильям Аверелл Гарриман в Братске

964fcf1cf55c
http://humus.livejournal.com/2791870.html

Тиссен, Фриц Thyssen, Fritz
Я заплатил Гитлеру.
Исповедь немецкого магната. 1939-1945

http://militera.lib.ru/memo/german/thyssen_f01/index.html

Чиновник одного из банков-учредителей Интер-Альфа Груп Kredietbank Фернан Коллен помогал нацистским оккупантам управлять бельгийской экономикой во время Второй мировой войны, а один из филиалов Kredietbank, Merck und Finck, получил скандальную известность за помощь нацистам.

Банк BHF, немецкий учредитель группы, уходит корнями к Frankfurter Bank Ротшильдов. В 1920-х BHF возглавлял Отто Ейдельс, хороший друг главы Рейхсбанка и нацистского министра экономики Яльмара Шахта и Монтэгю Нормана, главы банка Англии, финансировавшего Гитлера. Ейдельса перевели в 1939 году в США, в синархистский (французские фашисты) банк Lazard, пристраивать золото олигархов, утекавшее из Европы. Банк Lazard сыграл неприглядную роль в этой фашистской операции и сегодня является частью скрытой от посторонних глаз деятельности Интер-Альфа Груп.

norman_2

Монтегю Коллет Норман родился 6 сентября 1871 года в Кенсингтоне, Лондон, Англия (Kensington, London, England). Он был старшим сыном Фредерика Генри Нормана (Frederick Henry Norman) и Лины Сюзан Пенелопы Коллет (Lina Susan Penelope Collet), дочери сэра Марка Уилкса Коллета, 1-го баронета (Mark Wilks Collet, 1st Baronet), также руководившего Банком Англии. Семья Нормана была хорошо известна в кругах тех, кто занимался банковским делом. Его брат Рональд Коллет Норман (Ronald Collet Norman) и его племянник Марк Норман (Mark Norman) тоже стали ведущими банкирами страны. Внучатый племянник Дэвид Норман (David Norman) тоже сделал успешную карьеру в Сити (City) и прославился как покровитель искусства.


Монтегю учился в Итоне (Eton), которая была и остается одной из самых престижных школ в Англии, и провел один год в Королевском колледже в Кембридже (King's College, Cambridge). Проведя какое-то время в Европе (Europe), в 1892 году он поступил на службу в 'Martin's Bank', где его отец был партнером, в 1894-м перешел в 'Brown, Shipley & Co.', где партнером был его дедушка со стороны матери, и в 1895-м – в 'Brown Bros. & Co.' из Нью-Йорка (New York).

В 1900 году Монтегю Норман сам стал партнером в 'Brown, Shipley & Co.', прежде чем отбыть в Южную Африку (South Africa), и ушел оттуда в 1915-м. Еще в 1894 году Норман присоединился к 4-му Бердфордширскому и Хартфордширскому ополчению (4th Bedfordshire and Hertfordshire Regiment), принимал участие во второй англо-бурской войне и в 1901 году был награжден воинским орденом 'За выдающиеся заслуги' (Distinguished Service Order).

Норман занял директорскую должность в Банке Англии в 1907 году и на протяжении Первой мировой войны был финансовым советником различных правительственных ведомств. В 1917-м его назначили заместителем президента банка, а в 1920-м он стал президентом. Под руководством Нормана банк претерпел значительные изменения. Так, в 1931 году Великобритания (United Kingdom) отказалась от золотого стандарта, вследствие чего резервы банка в иностранной валюте и золоте были переданы в Британское казначейство (British Treasury).
Норман был близким другом президента Немецкого центрального банка (German Central Bank) Ялмара Шахта (Hjalmar Schacht) и стал крестным отцом для одного из его внуков. Оба они были членами таких организаций, как 'Anglo-German Fellowship', существовавшей в 1935-1939 годах и обвинявшейся в связях с нацистами, и Банк международных расчетов (Bank for International Settlements, BIS). Точная роль Нормана, в то время – директора BIS, в том, что в 1939 году 6 миллионов фунтов стерлингов чехословацкого золота, лежавшего в Банке Англии, было переведено в немецкий Рейхсбанк (German Reichsbank), еще уточняется. В 1944 году он подал в отставку.
Уйдя на пенсию, Норман получил пэрство как барон Норман 13 октября 1944 года. В дополнение к ордену 'За выдающиеся заслуги' и членству в Тайном совете он также был Великим офицером бельгийского Ордена Короны (Order of the Crown).

2 ноября 1933 года 62-летний лорд Норман женился на 34-летней Присцилле Сесилии Марии Рейнтьенс (Priscilla Cecilia Maria Reyntiens), для которой это был второй брак. Первый брак, который принес ей двух сыновей, пасынков Нормана, не заладился и был расторгнут в 1929-м. Присцилла, которая была внучкой Монтегю Берти, 7-го графа Абингдона (Montagu Bertie, 7th Earl of Abingdon), служила в Лондонском городском совете и поддерживала учреждения здравоохранения.

Лорд Норман скончался 4 февраля 1950 года, в своем доме в Лондоне, после инсульта. Поскольку у него не было собственных детей, его титул барона никому не перешел.

Детердинг, Монтегю Норман и Шахт: "Проект Гитлер"

В свою очередь, Шахт после отставки с поста президента «Рейхсбанка» отнюдь не сидел сложа руки. Он направил всю свою энергию на организацию финансовой поддержки человека, которого он и его близкий друг Норман считали подходящим человеком для охваченной кризисом Германии.

Шахт тайно поддерживал радикальную партию НСДАП Адольфа Гитлера с 1926 года. Уйдя из «Рейхсбанка», Шахт стал основным связующим звеном между могущественными, но скептически настроенными крупными немецкими промышленниками, промышленными магнатами Рура, и крупнейшими зарубежными финансистами, особенно лордом Монтегю Норманом.

В этот момент времени политика Великобритании была направлена на создание «Проекта Гитлер», прекрасно зная, куда в конечном итоге будут направлены его геополитические и военные устремления. Как заметил спустя почти полвека в частной беседе полковник Дэвид Стирлинг, создатель британской элитной «Специальной авиадесантной службы»: «Самой большой ошибкой, которую совершили мы, британцы, было считать, что мы сможем натравить империю немцев на империю русских, чтобы они заставили друг друга истечь кровью».

Поддержка Гитлера в Великобритании осуществлялась на высшем уровне. В ней участвовал не только премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен, печально известный «мюнхенским сговором» 1938 года, позволившим армиям Гитлера двинуться на восток в Судетскую область. Близким советником Невилла Чемберлена был Филип Керр (ставший впоследствии лордом Лотианом), один из участников «Круглого стола» Сесила Роудса, о которой уже упоминалось выше. Лотиан поддерживал Гитлера, будучи одним из представителей печально известной «кливденской клики», также как и лорд Бивербрук, влиятельнейший газетный магнат Великобритании, контролировавший издание массовых газет «Дейли Экспресс» и «Ивнинг Стандард». Однако, наверное самым влиятельным на тот момент сторонником Гитлера в Великобритании был Эдуард VIII, король Англии.

Определенные влиятельные фигуры американского истеблишмента едва ли могли не понимать, в чем заключается цель партии Гитлера. Высшие круги Уолл-Стрита и Госдепартамента США были неплохо информированы с самого начала. Еще до злополучного мюнхенского «Пивного путча» 1923 года представитель Госдепартамента США Роберт Мерфи, находившийся в Мюнхене в соответствии с версальскими условиями оккупации Германии и ставший в послевоенное время центральной фигурой Бильдербергского клуба, лично встречался с молодым Гитлером при посредничестве генерала Эриха Людендорфа. Мерфи, служивший в годы Первой Мировой в Берне под началом Аллена Даллеса, собирая разведданные о Германском Рейхе, находился в Мюнхене вместе с другим влиятельным американским представителем, Труманэном Смитом, сотрудником американской разведки в Германии.

Позднее в мемуарах Смит вспоминал свой приезд в Мюнхен в конце 1922 года. «Я много беседовал о национал-социализме с нашим консулом в Мюнхене Робертом Мерфи (позднее отличившимся в качестве американского посла), с генералом Эрихом Людендорфом, с крон-принцем Рупрехтом Баварским и с Альфредом Розенбергом. Последний впоследствии стал определять политическую идеологию нацистской партии. Во время этой поездки мне нередко доводилось встречаться с Эрнстом («Путци») Ханфштенглем, отпрыском известного мюнхенского художественного семейства. Путци окончил Гарвард и впоследствии стал заведовать у Гитлера отношениями с иностранной прессой... Моя беседа с Гитлером длилась несколько часов. Из дневника, который я вел в Мюнхене, видно, что я был поражен его личностью и считал, что он сыграет важную роль в политике Германии».

В датированном ноябрем 1922 года отчете вашингтонскому начальству Смит представил следующие рекомендации относительно группки Гитлера. Говоря о Гитлере, Смит утверждал: «Его основная цель – победа над марксизмом … и обеспечение поддержки трудящимися националистических идеалов государства и собственности … Столкновение партийных интересов … показало невозможность избавления Германии от нынешних трудностей посредством демократии. Его движение стремится к установлению национальной диктатуры непарламентскими средствами. После прихода к власти он потребует снизить требования по репарациям до реалистичной цифры, но после этого обязуется выплатить согласованную сумму до последнего пфеннига, объявив это делом национальной чести. Для выполнения этой задачи диктатору необходимо ввести систему всеобщего обслуживания репарационных выплат и обеспечить ее поддержку всеми силами государства. Его власть в период выполнения репарационных обязательств не должна ограничиваться каким бы то ни было законодательным или народным собранием…»

Чтобы донести до коллег из вашингтонского Управления военной разведки смысл своего предложения, Смит добавил личностную оценку Гитлера: «В частной беседе он показал себя сильным и логичным оратором, что в сочетании с откровенностью фанатика производит на нейтрально настроенного слушателя очень глубокое впечатление». (15)

Уже поздней осенью 1931 года на лондонский железнодорожный вокзал на Ливерпуль-Стрит прибыл человек из Германии. Его звали Альфред Розенберг. Розенберг встретился с главным редактором влиятельной лондонской «Таймс» Джеффри Доусоном. В последовавшие несколько месяцев «Таймс» оказала движению Гитлера бесценную помощь в создании положительного облика в глазах мировой общественности. Однако самой важной встречей Розенберга во время первого визита в Англию в 1931 году стала беседа с Монтегю Норманом, управляющим «Английского банка» и едва ли не самым влиятельным лицом мирового финансового мира того времени. По словам его личного секретаря, Норман ненавидел три вещи: французов, католиков и евреев. Норман и Розенберг легко нашли общий язык. Норману Розенберга представил Ялмар Шахт. С первой же встречи в 1924 году Шахта и Нормана связывала дружба, продолжавшаяся до смерти Нормана в 1945 году.

Розенберг завершил свой судьбоносный визит в Лондон встречей с первым лицом лондонского «Банка Шредера», связанного с нью-йоркским «Дж. Г. Шредер Банк» и с кельнским частным банком «И. Г. Штайн Банк», принадлежавшим барону Курту фон Шредеру. На встрече с Розенбергом «Банк Шредера» представлял Ф. С. Тиаркс, член совета управляющих «Английского банка» и близкий друг Монтегю Нормана.

Когда после 1931 года барон фон Шредер и Ялмар Шахт обратились к ведущим промышленным и финансовым магнатам Германии за поддержкой НСДАП, первый вопрос обеспокоенных и скептически настроенных промышленников был такой: «Как международное финансовое сообщество, и особенно Монтегю Норман, отнесется к перспективе немецкого правительства во главе с Гитлером?» Готов ли был Норман в этом случае помочь Германии кредитами? Именно в этот момент, когда гитлеровская НСДАП получила на выборах 1930 года чуть меньше 6 миллионов голосов, международная поддержка Монтегю Нормана, Тиаркса и их лондонских друзей имела решающее значение.

4 января 1932 года на кельнской вилле барона Курта фон Шредера Адольф Гитлер, фон Папен и фон Шредер заключили тайное соглашение о финансировании НСДАП, к тому времени практически разоренной и обремененной огромными долгами, вплоть до захвата Гитлером власти. Еще одна встреча Гитлера с Францем фон Папеном произошла на кельнской вилле Шредера 4 января 1933 года. На этот раз был окончательно согласован план свержения правительства Шлейхера и создания правой коалиции. 30 января 1933 года Адольф Гитлер стал рейхсканцлером.

Последний визит Альфреда Розенберга в Лондон состоялся в мае 1933 года, на этот раз уже в качестве одной из представителей нового правительства Гитлера. Розенберг отправился прямиком в поместье Бакхерст-Парк неподалеку от Эскота, принадлежавшее сэру Генри Детердингу, главе «Ройал Датч Шелл» и едва ли не самому влиятельному бизнесмену мира. По информации английской прессы, между ними состоялась теплая и оживленная беседа. Впервые Розенберг встречался с Детердингом еще во время лондонской поездки 1931 года. «Ройал Датч Шелл» поддерживала теснейший контакт и обеспечивала поддержку немецкой НСДАП. Хотя подробности и были сохранены в тайне, надежные британские источники того времени утверждают, что Детердинг оказал значительную финансовую поддержку «Проекту Гитлер» на важнейшем начальном этапе его осуществления.

Если «Английский банк» проявил упорство, не дав Германии кредитов ни на пфенниг в критический период 1931 года, спровоцировав тем самым банковский кризис и рост безработицы, без которых и помыслить было нельзя о таких отчаянных альтернативах, как приход Гитлера к руководству Германией, то, как только в начале 1933 года Гитлер прибрал власть к рукам, тот же Монтегю Норман с бесстыдной поспешностью вознаградил правительство Гитлера, предоставив ему жизненно необходимый кредит «Английского банка». Норман специально посетил Берлин в мае 1934 года, чтобы договориться о тайной финансовой поддержке нового режима. Гитлер ответил Норману любезностью, назначив его близкого друга Шахта министром экономики и президентом «Рейхсбанка». Последний пост Шахт занимал вплоть до 1939 года.
________________________________________________

Во время Второй мировой войны Рикардо Эспирито Санто Силва из банка Espirito Silva, ставшего португальским членом Интер-Альфа Груп в 1988 году, приютил в Лиссабоне симпатизировавшего нацистам герцога Виндзорского, отрекшегося от английского трона в 1936 году. Он же был связным между герцогом и Гитлером в заговоре, ставившем целью возвращение герцога на престол после победы Гитлера над Англией. (В Англии было свое фашистское движение и среди английской элиты были сильны симпатии к герцогу.)

Оба испанских члена группы, Banco de Bilbao (позже Banco Bilbao Vizcaya, членство с 1986 до 1998) и Banco Santander (член с 1998), были связаны с фашистским диктатором Франсиско Франко, управлявшим Испанией с 1936 по 1975 год.

Banco Ambrosiano, итальянский учредитель Интер-Альфа Груп, поддерживал связи с фашистами совершенно откровенно и был тесно связан с итальянской масонской ложей Пропаганда – 2 (П-2). Ложа П-2, которой руководил бывший чернорубашечник Муссолини Личио Джелли, выросла из ложи Пропаганда-1 "универсальных фашистов" (П-1) Джузеппе Мадзини. В ходе полицейского расследования деятельности П-2 выяснилось, что ложа и Banco Ambrosiano занимались торговлей оружием и наркотиками, терроризмом, организацией неонацистских групп убийц и фашистских военизированных групп НАТО – "Операция Гладио". Контроль за деятельностью П-2 осуществляли швейцарская ложа "Альпина", Ложа Монте Карло и "мать всех лож" – Объединенная Великая Ложа Англии, которую в те времена возглавлял принц Эдвард, герцог Кентский из британской королевской семьи.

Ложа "Альпина" интересна сама по себе. В нее входили Джелли, английский агент госсекретарь Генри Киссинджер (сам в том признавшийся), основатель Римского клуба Аурелио Печчеи. Хотя Печчеи работал в Banco Ambrosiano, большую известность он получил как теоретик геноцида, а не банкир. Римский клуб разработал "интеллектуальный фундамент" всемирной программы геноцида, активно пропагандируя лживую теорию "пределов роста".

6426617145_21b15d5074

Личо Джелли

Удостоверение-Личо-Джелли

Люди Личо Джелли устраивали взрывы, убивали премьер-министров и первосвященников, занимали высокие посты в итальянском государстве. Дружбой Джелли дорожили президенты и бизнесмены многих стран мира. Теперь Личо Джелли, или, как его еще называют, Кукловод, арестован. Но итальянцы вряд ли поверят в то, что их страна перестала быть его театром. Из роскошного многоквартирного дома в Канне вышли четверо – двое мужчин и две женщины.
- Это он? – спросил инспектор каннской полиции Кристоф Ален своего итальянского коллегу Андреа Кавачече.
Переодетых в штатское полицейских интересовал невысокий белобородый старик в яркой клетчатой рубашке, темных брюках и сандалиях на босу ногу. Выглядел он так же, как сотни других пенсионеров, оставивших высокооплачиваемую работу в какой-нибудь крупной компании и переехавших доживать остаток жизни в Канн.
- Да, это Иль Буратинайо (кукольник), – отозвался детектив Кавачече. – Надо брать.
Старик предъявил паспорт на имя Марио Бруски, уроженца итальянского города Ареццо. Однако полицейские знали, что настоящий Марио Бруски давным-давно покоится на кладбище в Ареццо. В полиции после экспертизы, подтвердившей, что паспорт подделан, арестованный сделал краткое заявление.
- Мое имя Личо Джелли. Я требую адвоката.
Личо Джелли был злым ангелом Италии на протяжении почти полувека. Пятьдесят лет назад.
- Обвиняемый освобождается из-под стражи. Дело отправляется на дополнительное расследование.
Вердикт судьи поверг прокурора в полное замешательство. Ведь он ни секунды не сомневался, что обвиняемый будет осужден.
Суть дела была в следующем. Видный деятель молодежной организации фашистской партии в области Тоскания, итальянский офицер связи при штабе дивизии СС Герман Геринг, лично участвовавший в поиске бежавших военнопленных и в карательных операциях против партизан, был привлечен к суду по обвинению в преступлениях против человечества и коллаборационизме. С десяток свидетелей – итальянские партизаны, английские и американские военнопленные – дали обвинительные показания. В качестве улик фигурировали статьи, написанные обвиняемым в ряде фашистских газет, написанные им доносы, рапорты германских офицеров, в которых его благодарили за помощь при арестах партизан.
Свидетель защиты был всего один – американский офицер. Однако его показания оказались решающими. Американец заявил, что обвиняемый долгое время сотрудничал с органами военной разведки США и оказал неоценимые услуги союзникам в деле поимки и привлечения к суду коллаборационистов и эсэсовцев. Этого оказалось достаточно, чтобы судья счел работу следствия неудовлетворительной и вернул дело прокурору. Вскоре его и вовсе закрыли – по амнистии.
Показания свидетеля защиты, да и решение судьи, были щедро оплачены обвиняемым. Средств у него хватало. Ведь он играл одну из ключевых ролей в переправке известных нацистских преступников в Латинскую Америку. А эта операция, в которой принимали участие высокопоставленные представители Ватикана, Третьего рейха и Италии, оплачивалась золотом итальянских фашистов и нацистской партии.
Список людей, которым он помог перебраться в Латинскую Америку, впечатляет: Клаус Барбье, начальник гестапо в Лионе, прозванный за свою жестокость Лионским мясником; доктор Йозеф Менгеле, руководивший жуткой медицинской программой в Освенциме; Густав Вагнер, комендант лагеря Собибор; теоретик холокоста Адольф Эйхманн. Впрочем, самым известным был Мартин Борман, фигура N2 в гитлеровской Германии. Именно этим и объясняется тот факт, что губернаторам и президентам многих латиноамериканских стран еще в конце 40-х годов стало хорошо известно имя человека, отвечавшего за переправку наци.
Это был Личо Джелли.
Тридцать лет назад. В конце 60-х годов по Италии прокатилась волна кровавых террористических актов. Бомбы взрывались на улицах крупных городов, в полицейских участках, государственных учреждениях. Счет жертв шел на десятки человек. Газеты и журналы писали о левом экстремизме, захлестнувшем страну. Правительство было бессильно – террористы оставались на свободе. За всеми этими терактами стояли гладиаторы – боевики тайных подразделений, создание которых началось в Италии еще в начале 50-х годов в соответствии с планом Gladio, осуществляемым американскими и британскими спецслужбами.
- Операция Gladio, которая началась в 1956, стала нашим ответом на рост коммунистической опасности в Италии, вероятность прихода коммунистов к власти и возможное советское вторжение в страну, – вспоминает один из бывших сотрудников ЦРУ. – Гладиаторы должны были не допустить к власти Тольятти, лидера итальянских коммунистов, а в случае военной агрессии СССР – перейти к партизанским действиям.
Деятельность гладиаторов координировалась незаметным бизнесменом, совладельцем солидной фирмы Dormire, производившей пружинные матрасы. Через эту же фирму поддерживали отношения с гладиаторами и американцы. На его визитной карточки значилось скромное: Личо Джелли, Dormire SpA. Но США поддерживали террористов недолго. По мере снижения опасности советского вторжения в Италию интерес американцев и британцев к операции Gladio снижался. А в середине 60-х годов финансирование и вовсе было прекращено.
Впрочем, гладиаторы к тому времени уже встали на ноги, став грозной силой. Таким образом, у Джелли было все необходимое для захвата и удержания власти, ведь отряды гладиаторов насчитывали около 1000 человек.
06 октября 1998, Николай Зубов, Коммерсант (еженедельник)

Пишут, что Личо Джелли носил также звание мальтийского рыцаря-госпитальера

south-america-2008-272

NL, Р-2 и Гномы Цюриха
9 ноября 2011 - декан Хендерсон

(Выдержки из главы 14: Banker Саддама в Атланте: Большая нефть и своими банкирами ...)

http://deanhenderson.wordpress.com/2011/11/09/bnl-p-2-the-gnomes-of-zurich/

Тайна виллы Грета (1983)



продолжение



другие темы:

Tags: гвишиани
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment