zlobnig_v_2 (zlobnig_v_2) wrote,
zlobnig_v_2
zlobnig_v_2

Category:

Приложение №1.3: Закрытый сектор: Венский совет - ч. 26



Печчеи был инициатором создания Международного института прикладного системного анализа (IIASA) со штаб-квартирой в Лаксенбурге в Австрии, целью которого было распространение программы Римского клуба в "научной" упаковке, которую разрабатывала кембриджская группа системного анализа Бертрана Рассела. Деятельность IIASA в особенности была направлена на отравление стратегического мышления в США и России. Институт стал главным окном англо-венецианского проникновения в Советский Союз и постсоветскую Россию. Наследие IIASA в бывшем Советском Союзе – разрушительные реформы 1990-х, которые были спланированы в Лаксенбурге1985-1991 гг. и сегодняшнее участие России в международных схемах финансового грабежа – БРИК, группы Бразилия-Россия-Индия-Китай, созданной Интер-Альфа. (Другой сферой деятельности IIASA стало продвижение математических моделей информационного общества, на которых сегодня построены финансовые рынки спекуляций).

Цель: США

После того, как Никсон покончил в 1971 году с Бреттонвудской системой фиксированных курсов, империя была готова начать финансовое наступление на США. Имперские термиты еще раньше начали подтачивать основы государства. Рогатин из банка Lazard готовил почву для подъема трейдеров на Уолл-стрит, и уже началась деятельность "экономических убийц", описанная Джоном Перкинсом.[2] Наряду с переменами, происходившими в США, после арабо-израильской войны 1973 года возник спотовый рынок нефти. Спотовый рынок позволял манипуляторам по своему усмотрению взвинчивать цену на нефть, чем они и занимались, в результате в европейских банках аккумулировались огромные суммы "нефтедолларов". Нефтедоллары вместе с доходами от торговли наркотиками стали "чужими деньгами", с помощью которых финансировался захват США мировой компанией, и глобализация.

По мере роста рынка, трейдеры набрали силу в инвестиционных банках Уолл-стрита и начали вытеснять классических банкиров, ранее там заправлявших. Из эксклюзивного клуба воров из Айви Лиг Уолл-стрит превратился в мир пауков, для которых деньги значат больше происхождения. В прежние времена инвестиционные банкиры дорожили своими связями и избегали откровенно наглого воровства. Но во времена трейдерства эти традиции исчезли, воровство сместилось от непосредственных контактов с клиентами на анонимные и обезличенные рынки. Уолл-стрит постепенно превратился в гигантское казино, где играли все. Начали приглашать математических и компьютерных светил для разработки новых спекулятивных стратегий, рынок превратился в гигантскую компьютерную игру, причинившую огромный ущерб до того как все лопнуло. К концу 1970-х годов американская промышленность уже была в нокдауне. Резкие повышения процентных ставок, практиковавшиеся при Поле Волькере из ФРС практически закрыли путь для расширения производства для производственных компаний. Открылась дорога проходимцам от нефте- и наркоторговли, начавшим скупать Америку за бесценок.

В 1980-х это наступление усилилось. Под давлением банкиров Конгресс принимал закон за законом, разрушавшие систему регулятивной защиты, созданной президентом Рузвельтом. Ссудно-сберегательные учреждения стали беззащитными перед грабежом, открылась дорога разбогатевшим спекулянтам, и за несколько лет была разрушена самая устойчивая часть американской банковской системы.

Финансирование скупки ссудно-сберегательных банков осуществлялось за счет высокодоходных спекулятивных облигаций на рынке, где царствовал Дрексел Бернхэм Ламберт, связанный с Ротшильдами и Морганами, со стабильным притоком денег от торговли наркотиками. "Бросовые" облигации также были использованы для финансирования рейдерских захватов многих крупных компаний. Другим таким компаниям пришлось искать "защиты" у инвестиционных банкиров. Инвестиционные банки, Лазары и их подельники, устроили оргию слияний. У них были деньги для укрупнения корпораций и концентрации производств для создания мировых картелей.

Крах фондовой биржи в 1987 году стал поворотной точкой. Новый председатель ФРС Алан Гринспен начала надувать величайший пузырь в истории, рынок деривативов. К концу десятилетия только деривативы, махинации с отчетностью и сознательная слепота регулирующих органов удерживали банковскую систему США от банкротства. Для Интер-Альфа Груп и их хозяев все шло по плану.

Рост Интер-Альфа

На этом фоне Интер-Альфа Груп начала расширяться. С 1972 по 1983 года состав членов не менялся, до тех пор пока не рухнул Banco Ambrosiano в результате расследования его деятельности и связи с П-2. Небольшие изменения произошли в 1985 г., когда Williams & Glyn's Bank был поглощен Royal Bank of Scotland, и последний стал членом Интер-Альфа под своим именем. В 1986 году европейская банковская деятельность претерпела радикальные изменения. Интер-Альфа Груп была в центре этих событий.

В 1986 году глобализация сделала гигантский шаг вперед после "большого взрыва" либерализации финансовых рынков в лондонском Сити. Устроив казино в Нью-Йорке в 1970-х, империя решила вернуться в Лондон и превратить его в новый мировой центр махинаций с деривативами. Американские и европейские банки потянулись в Лондон, где правила были свободнее, а с регулирующими органами было легче договориться. Лондон в еще большей степени стал финансовым центром Европы и центром глобализации.

Интер-Альфа сполна воспользовалась представившимися возможностями и расширилась за счет четырех банков между 1986 и 1989 гг., и в еще большей степени в 1990-х. В 1986 году присоединились San Paolo di Torino и Banco de Bilbao, первый занял место Banco Ambrosiano, а последний стал первым испанским членом. Через несколько лет, в 1988 году появился первый португальский член – Banco Espirito Santo. AIB (Allied Irish Bank) вступил в 1989 году. Национальный банк Греции присоединился в 1990 году, шведский Nordbanken в 1995, финский Merita Bank в 1997. Banco de Bilbao, к тому времени называвшийся Banco Bilbao Vizcaya, вышел из группы в 1998 году, его место немедленно занял Banco Santander.

Кроме того, банки Интер-Альфа стремительно расширялись у себя дома, укрупнялись за счет слияний: Nederlandsche Middenstandsbank стал International Nederlanden Group (ING), Privatbanken, Nordbanken и Merita в результате серии слияний превратились в Nordea, Kreditbank превратился в KBC Group, San Paolo di Torino стал Intesa Sanpaolo, а Banco Santander поглотил нескольких испанских конкурентов.

В 2003 году присоединилось несколько новых членов: австрийский Erste Bank, немецкий Hypovereinsbank (HVB) и французский Société Générale. HVB заменил учредителя BHF, который купил ING, а Société Générale заменил учредителя Crédit Commercial de France (CCF), который был куплен HSBC. HVB вышел из группы в 2005 году после поглощения банком UniCredit, а Commerzbank стал немецким членом группы.

Экономика казино

По мере расширения глобализации империи, средние банки Интер-Альфа Груп стали глобальными игроками, а некоторые стали гигантами. Royal Bank of Scotland превратился в крупнейший мировой банк по величине активов, их сумма составила 3,5 триллиона долларов перед его крушением в 2008 году. Banco Santander, Société Générale, Intesa Sanpaolo и ING также стали мировыми гигантами, остальные пользуются региональным влиянием и заполняют специализированные ниши. Эти банки протянули свои щупальца по всему миру, на восток в Восточную Европу, Россию и Азию, на запад и на американский континент. Из местных банков в конкретных странах они превратились в сеть мировых банков, подотчетных не своим государствам, а имперской монетаристской системе.

Реальная власть Интер-Альфа Груп не в банках как таковых, а в изменениях, которые Интер-Альфа Груп навязала мировой экономике. Интер-Альфа превратила мировую финансовую систему в гигантское казино, площадку для игр инвестиционных банков, спекулятивных отделений коммерческих банков, хеджевых фондов и других, так что они могут играть как своими, так и чужими деньгами. Это казино прямо или косвенно контролирует до 70% всех мировых банковских активов.

В здоровой и регулируемой банковской системе коммерческие банки помогают развитию местной и региональной экономики. Они используют депозиты граждан для обеспечения кредитов, улучшающих жизнь в регионах, повышающих производительность промышленности и сельского хозяйства, уровень жизни. Они помогают местному бизнесу удовлетворять потребности населения. Местные банки растут с ростом местной экономики, они кровно заинтересованы в сохранении местной промышленности и ее росте.

Олигархия, ярким примером которой является Интер-Альфа Груп, действует наоборот. Сеть ее банков высасывает капитал из регионов и направляет его на мировые рынки, где его можно использовать для спекуляций, манипуляций и подчинения народов планеты. Такие банки не кормят своих клиентов, они их грабят.


Интер-Альфа Груп и породившая ее империя создали величайший финансовый пузырь в истории. Создан огромный долг, этот долг потом использован как актив для раздувания пузыря деривативов на квадрильоны долларов. Эта огромная масса фиктивной стоимости привела к раздуванию финансовых рынков, которые сегодня владычествуют в мировой экономике. Игра казалась такой прибыльной, что деньги со всего мира всасывались пылесосом в машину деривативов, на поддержание реальной экономики оставались крохи. Остатки экономики засыхали с предсказуемо ужасными последствиями для народа.

И все это время рост казино выдавался как подтверждение роста экономики. Но это не так: росла опухоль, пациент умирал.

Игра закончилась в 2007 году. Подавились собственным успехом. Грабеж набрал такой размах, что чахлая экономика уже не могла его поддерживать. Банкиры лихорадочно пытались представить это как кризис на рынке "ненадежных" займов неплательщиков по ипотечным кредитам и кризис "ликвидности", который спровоцировали паникеры-инвесторы. На самом же деле обрушилась пирамида деривативов, построенная и удерживаемая Интер-Альфа Груп.

Хотя банкиры и дураки, такие как сэр Алан Гринспен твердили, что никто не мог предсказать кризис, этот кризис был вполне предсказуем. Линдон Ларуш говорил, что мировая экономика движется к краху, и развернул кампанию против деривативов еще в 1993 году. Председатель комитета по банковской деятельности Палаты представителей Генри Гонзалес (демократ от Техаса) услышал наши предостережения и в том же году вызвал автора этой работы на слушания в комитет.

Несмотря на протесты, игра с деривативами не только продолжалась, но и ускорилась. В конце 1990-х, председатель Комиссии по срочной биржевой торговле Бруксли Борн опять поднял этот вопрос, но Уолл-стрит и "регуляторы" от нее отмахнулись. Уолл-стрит заявил, что этот рынок такой сложный, а специалисты настолько высокого уровня, что ничего опасного там быть не может, и что любые попытки вмешательства повредят экономике. И этот аргумент, усиленный огромным политическим давлением и горами денег, тогда возобладал.

А потом все рухнуло, и миру открылась новая реальность.

Вторая фаза


Уолл-стрит и Вашингтон были в шоке, империя улыбалась и готовилась захлопнуть ловушку, на которую она потратила столько усилий. Экономика США лежала в руинах, но оставался потенциал для ответа в духе Рузвельта. Американский народ мог встать на свою защиту и защиту страны. Поэтому империя довершила свою работу при помощи "планов спасения".


Чтобы понять, что произошло дальше, нужно отвлечься от отдельных действующих лиц и оценить, как система контролирует работу своих учреждений. Существование империи зависит от сохранения существующей монетарной системы, а не от сохранения конкретных банков, хеджевых фондов и других учреждений. Эти учреждения эфемерны, власть не у них, они лишь инструменты власти, которыми пользуются, а в случае необходимости от них избавляются. Главное – система.

В то время как глупцы на Уолл-стрите молили правительство и ФРС спасти их, у хозяев империи были другие планы. Империя не собиралась спасать пузырь. У них другая цель – сократить население Земли на две трети, как об этом заявил принц Филипп и его друзья, уничтожить национальные государства в процессе и вернуть мир под власть империи. Дуракам помогли, но вместо спасения эта помощь была последним гвоздем в гроб Соединенных Штатов, так как осуществление планов "спасения" уничтожило доллар.

Оцените разницу в управлении финансовым пузырем в десятки квадрильонов долларов и финансовой системой, необходимой для управления миром, в котором живет два миллиарда человек – о таком населении Земли мечтают эти убийцы. С точки зрения империи, при таком населении сегодняшние финансовые возможности избыточны, слишком много банков, банкиров, страховых компаний, взаимных фондов, хеджевых фондов, и тому подобного, так что все это стадо нужно рассортировать и укрупнить.

А Ларуш предлагает списать весь фиктивный капитал, реорганизовать банки по стандарту Гласса-Стиголла, вернуться к системе фиксированных обменных курсов и заменить имперскую монетаристскую систему системой суверенного кредита. Это будет совсем другая финансовая система, в которой будут действовать контролируемые коммерческие банки. Эта система будет ориентироваться на производство, а не спекуляции.

Так что если империя мечтает сократить свою систему (а мы ставим целью ее вообще уничтожить), тогда кто кроме дураков с Уолл-стрита, мечтающих вернуть свои деньги, поверит в басни о том, что идет восстановление экономики?

В чем была истинная цель мер финансового "спасения"?

Цель была в том, чтобы обанкротить США и все страны, оказавшие такую финансовую помощь, чтобы они не могли сопротивляться планам империи по установлению фашистской мировой финансовой диктатуры, осуществляемой с помощью имперской монетаристской системы через банки и корпоративные картели. Это кульминация проекта Интер-Альфа.

Прикрыть их всех


Наша цель ясна: восстановление национального суверенитета США, создание союза суверенных государств – США, России, Китая и Индии для начала, способного победить старого врага – Британскую империю. Только это может предотвратить надвигающуюся катастрофу.


Начинать нужно с восстановления закона Гласса-Стиголла и других мер, предлагаемых Ларушем. Это приведет к немедленному банкротству Интер-Альфа Груп и их компаньонов и остановит хищничество. Необходимо арестовать все счета, отделения и документацию банков Интер-Альфа в США и тщательно их прочесать густым гребешком.

Это необходимые шаги, как и другие, предполагаемые планом Ларуша, но это не все. Нужно увидеть и победить свои недостатки, позволившие Интер-Альфа Груп и ее англо-венецианским хозяевам играть на них как на барабане, соблазнивших нас уничтожить самую производительную экономику, когда-либо существовавшую в мире, и отдать нашу страну в руки алчных и тупых паразитов с Уолл-стрита.

Жулики понимают, что обмануть честного человека нельзя, так что они ищут нуждающихся, жадных и падких поживиться на пустом месте. Они коррумпируют людей, заманивая их в свои сети, и только потом люди понимают, что оказались в дураках. В общем, это то, что с нами проделали.

У нас есть еще что рассказать об Интер-Альфа Груп. Это обзорный материал, в нем были опущены многие важные моменты. Но сущность этой преступной организации и ее античеловеческие цели раскрыты, это первый шаг на пути к очищению.

В работе использованы материалы многих исследователей EIR, включая Дина Андромидаса, Аллена Дугласа, Рейчел Дуглас, Роджера Мура и Скотта Томпсона. Статья была опубликована в журнале Executive Intelligence Review 17 сентября 2010 года. Перевод с английского Константина Бородинского.


[1] Линдон Ларуш, "The Economic Past Is Now Behind Us! Money or Credit?", журнал EIR, 10 сентября 2010 г.

[2] Джон Перкинс (John Perkins), Confessions of an Economic Hit Man (Сан-Франциско: Бэрретт-Кёлер, 2004 г.)



другие темы:


Tags: гвишиани
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments