zlobnig_v_2 (zlobnig_v_2) wrote,
zlobnig_v_2
zlobnig_v_2

Categories:

Закрытый сектор: ВНИИСИ - п. 2 ч. 31

Закрытый сектор: ВНИИСИ - п. 1 ч. 31

емельянов
ЕМЕЛЬЯНОВ Станислав Васильевич

Доктор технических наук, крупный специалист по проблемам управления. Емельянов сначала работал в Институте Проблем Управления (1952 – 1976 гг.). Как видите, такие заведения появились уже при Сталине (только этот институт носил тогда для маскировки более нейтральное название). С 1976 года Емельянов был заместителем директора ВНИИСИ. На этом посту он проработал до 2003 года! Институт в начале 90-х годов уже перестал поставлять руководящие кадры для власти и бизнеса – там теперь занимаются действительно “системными исследованиями”, т.е. только наукой


биография с сайта ИПУ РАН

Станислав Васильевич Емельянов родился 18 мая 1929 г. в г. Воронеже. Отец, Емельянов Василий Макарович — военнослужащий, мать, Чипкова Людмила Герасимовна — учительница. В 1947 г. окончил среднюю общеобразовательную школу № 118 г. Николаева.
Учился в Московском авиационном институте на факультете приборостроения и систем управления летательных аппаратов (1947–1952), затем (1953–1957) — в аспирантуре (без отрыва от производства) при Институте автоматики и телемеханики АН СССР (ныне Институт проблем управления РАН).

В 1952 г. С. В. Емельянов поступил на работу в Институт автоматики и телемеханики, где прошёл путь от инженера до заместителя директора по науке (зам. директора — с 1967 по 1975 гг.). С 1976 г. работает в Институте системных исследований АН СССР (ВНИИСИ, в настоящее время Институт системного анализа РАН — ИСА РАН). С 1993 по 2003 гг. — директор ИСА РАН; с 1977 по 2002 гг. — генеральный директор Международного НИИ проблем управления (МНИИПУ — образован в 1978 г. на базе международного коллектива учёных при ВНИИСИ). В настоящее время С. В. Емельянов — научный руководитель ИСА РАН и МНИИПУ.

Заведующий кафедрой нелинейных динамических систем и процессов управления факультета вычислительной математики и кибернетики (с 1989 г.). Почётный профессор МГУ (1998), заслуженный профессор МГУ (1999).

Кандидат технических наук (1958), тема диссертации — «Системы автоматического управления с переменной структурой». Доктор технических наук (1964), тема диссертации — «Теория систем с переменной структурой». Профессор (1966).
Член-корреспондент АН СССР (1970), действительный член РАН (1984), академик-секретарь отделения Информатики, вычислительной техники и автоматизации РАН (1992–2002). В настоящее время — заместитель академика-секретаря Отделения нанотехнологий и информационных технологий (ОНИТ РАН), руководитель секции информационных технологий и автоматизации. Член IEEE, иностранный член Академии Боснии и Герцеговины, почётный доктор университета г. Сараево, член Нью-Йоркской академии наук.
Лауреат Ленинской премии (1972), Государственной премии СССР (1980), премии Совета министров СССР (1981), Государственной премии Российской Федерации (1994), премии Президиума РАН им. акад. А. А. Андронова (2000), лауреат Ломоносовской премии МГУ по науке I степени (2002).

С. В. Емельянов награждён орденами Октябрьской Революции (1974), Дружбы народов (1979), «За заслуги перед Отечеством III и IV степени» (1999, 2004), Кирилла и Мефодия (Болгария), «За заслуги» (Польша).

Член редакционных коллегий журналов РАН: «Автоматика и телемеханика», «Дифференциальные уравнения», «Доклады РАН». Главный редактор журналов РАН «Информационные технологии и вычислительные системы», «Искусственный интеллект и принятие решений», «Информатика и её применения». Председатель Совета по математике при министерстве образования РФ. Является членом учёных и специализированных советов при МГУ и ИСА РАН.

Основные научные результаты С. В. Емельянова относятся к теории систем переменной структуры; теории бинарного управления и новых типов обратной связи; глобальной управляемости и стабилизации нелинейных систем; технологии системного моделирования и системного проектирования средств автоматизации; геометрическим методам анализа нелинейных систем; робастной устойчивости и стабилизации неопределённых систем.

В кандидатской диссертации С. В. Емельянов решил одну из центральных проблем автоматики — задачу управления объектом с сильной изменчивостью параметров. Впервые в мировой практике стало возможным регулярное использование неустойчивых движений и неустойчивых структур для улучшения качества переходных процессов в системах автоматического управления.
В 60-х годах С. В. Емельяновым и его школой разработана теория систем автоматического управления с переменной структурой (СПС), в которой акцент делается на преднамеренном использовании скользящих режимов. Именно в таком варианте достигается полная независимость (инвариантность) уравнений движения от факторов неопределённости (возмущений параметров и внешних сил). В теории СПС эффективно решались актуальные задачи теории управления, в том числе: стабилизация сильно неопределённой системы; построение астатической системы слежения произвольного порядка; фильтрация и дифференцирование при неизвестной интенсивности шума; декомпозиция в многосвязных системах; оптимизация при неизвестных градиентах оптимизируемой функции и функций, задающих ограничения; основные задачи теории инвариантности; задачи управления при различного рода ограничениях и задачи идентификации параметров динамических систем. В 1972 г. за цикл работ по теории СПС Станислав Васильевич удостоен Ленинской премии в области науки и техники.

В 70-х годах С. В. Емельянов занимается проблемой комплексной автоматизации, под его руководством на базе идей СПС разработан комплекс технических средств КТС-ЛИУС-СУПС из 40 приборов для решения задач локальной автоматики. Комплекс десятки лет выпускался серийно. С. В. Емельянов руководил комплексной автоматизацией технологических процессов на «Запсибметкомбинате» (премия Совета министров СССР 1981 г.). Реализовал проект по разработке автопилотов для одного класса летательных аппаратов (Государственная премия СССР 1981 г.).

В 1975 г. С. В. Емельянов совместно с академиком Д. М. Гвишиани организует ВННИСИ (сегодня ИСА РАН) — академический институт, ориентированный на выполнение крупных комплексных проектов, требующих междисциплинарного подхода. Здесь С. В. Емельянов возглавляет работы по глобальному и имитационному моделированию, математическим методам информатики и управления, системному анализу.

Исследование С. В. Емельяновым нового типа нелинейной обратной связи, названной впоследствии координатно-операторной, привело к формированию в 1981—1991 гг. нового раздела современной теории обратной связи. Эта теория позволила синтезировать оригинальные методы управления в условиях неопределённости и осмыслить общий механизм синтеза законов управления при дефиците информации. Новую трактовку получили и вопросы теории инвариантности, появилась возможность построить законченную теорию дискретных и цифровых СПС. В 1994 г. цикл работ по теории новых типов обратной связи удостоен Государственной премии Российской Федерации по науке и технике.

В 90-е годы С. В. Емельяновым получены важные результаты по математическим методам исследования сложных динамических систем, в том числе по робастной устойчивости, по управлению хаотической динамикой и локализации неустойчивых циклов, по управлению билинейными системами. Эти работы отмечены в 2000 г. премией Президиума РАН им. акад. А. А. Андронова и в 2002 г. — Ломоносовской премией МГУ по науке I степени.

С. В. Емельянов — основатель известной научной школы. Он подготовил более 30 докторов и 70 кандидатов наук; среди его учеников — академики, члены-корреспонденты РАН и других академий, руководители институтов, фирм.
В МГУ С. В. Емельянов читает лекционные курсы «Введение в теорию обратной связи», «Математические основы теории систем автоматического управления».

Является автором 18 книг и свыше 250 статей.

http://www.ipu.ru/node/11942

В Интернете есть воспоминания социолога Сергея Чеснокова: он тогда работал в другом закрытом НИИ, которым руководил бывший чекистский генерал Панов. Чеснокова пригласили работать в МИПСА - этот институт только что открылся и о нем никто ничего не знал. Поэтому Чесноков показал официальное рекламное извещение МИПСА своему шефу и спросил его мнение об этом институте. Панов только бегло просмотрел эту брошюру и выдал свое заключение: "Да это совместный проект нашей и западных разведок!"

из статьи:

С.В. Чесноков

"МНЕ ИНТЕРЕСЕН ЧЕЛОВЕК КАК ЧЕЛОВЕК…"

"Я показал брошюру Дмитрию Юрьевичу (Панову). Он полистал и сказал: "Сережа, если бы вы хорошо знали дипломатический английский, вы могли бы увидеть: все, что написано здесь, связано с разведкой — нашей и западной. Я вам не советую сюда идти. Это не для вас". Вот характер отношений с Пановым. Это меня устраивало."

"Дмитрий Юрьевич Панов

"Сталинское" здание, массивное, серое, неподалеку от "Тургеневской". Там был НИИ автоматической аппаратуры. Туда я и попал. Исключительно интересный был для меня опыт. И поучительный. В угловом доме, по диагонали от Почтамта, со стороны Кировской обшарпанная арка. Над ней желто-ржавая, охристая, масляной краской крашенная вывеска "Металлоремонт". Сбоку справа маленькая зеленая стрелочка указывает на арку, явно самодельная. Надпись корявыми буквами "Отдел кадров". Туда мне и надо было. Грязный двор, скрипучая лестница, деревянные расшатанные перила. Дверь, как в квартиру. Ни вывески, ничего. За дверью – вонючий коридор, увешанный плакатами. На одном изображен малый, из портфеля у него бумаги сыплются веером, их шпионы подбирают, изо рта какие-то буквы, их шпионы слушают, и надпись "Болтун — находка для шпиона". Другие не лучше. Меня чуть не стошнило. В конце коридорчика – железная дверца, за ней решетка. Стоит столик, за ним охранник с пистолетом. Там начинается другое здание. Я стою, жду человека, который должен ко мне выйти. Мне так сказал Живлюк.

В назначенное время, минута в минуту, выходит джентльмен. Тройка, прекрасный костюм, идеальная белая рубашка, точный галстук, великолепные белые манжеты с красивыми запонками, седые волосы, замечательная прическа. Лицо человека, с которым можно говорить. Живое, пластичное, какое бывает у человека, понимающего толк в слове, интонации, смысле. Здоровается, представляется: Дмитрий Юрьевич Панов. Называю себя, но мнусь, не понимаю, что это все значит — эти плакаты, чухня вся эта. Спрашивает, чем занимаюсь. Я в полном нерешении. Как говорить, какими словами объяснять про квазифункции? Занимаюсь, говорю, проблемами измерений в условиях, когда нет чисел, только слова. Когда измерение сводится к обменам репликами, как в социологии и в психологии. Говорю, а сам думаю, как это смешно — в такой обстановке произносить слова, которые по всему должны восприниматься как общее место, прикрывающее беспомощность. Он послушал немножко, и задает вопрос, который меня сразил: "Это что-нибудь в духе Торгерсона?" На домашних семинарах Риты Марковны Фрумкиной это имя постоянно упоминалось. Но то на домашних семинарах. Монография Торгерсона была тогда известна немногим специалистам. Услышать это имя в таком контексте было невероятно. Вопрос облегчил дело. Я сказал: "Да, похоже. Но у Торгерсона есть вещи, с которыми я не согласен". Я имел в виду философию шкалирования. "Да-да, — заметил он, — я видел Торгерсона в Осло. Он тоже на меня произвел впечатление скорее бизнесмена, чем ученого". Затем говорит: "Вас устроит должность старшего научного сотрудника?" Я ответил: "Да, с одним условием. Я должен иметь абсолютно свободный режим посещений". "Хорошо, — сказал он, — пойдемте". И повел в комнатку, дверь здесь же, в коридоре. А там еще хлеще. Кабинет с портретом Дзержинского. Под ним сидит замдиректора этого НИИАА по режиму. Лазарев, если не ошибаюсь. Потом, в Институте системных исследований, начальник отдела кадров Семикопенко оказался родственником (в буквальном смысле) того Лазарева. Семикопенко ненавидел меня люто. С Лазаревым тоже сложилась любовь с первого взгляда. Представляешь, он сидит под портретом слева от меня, Дмитрий Юрьевич справа, я посередине, вполоборота к Лазареву.

Так, — говорит, — ваша анкета… Женат, развелся. Женился второй раз в 68 году. А почему развелись? — Это личное дело, — говорю. — Вас интересует, как я с женой жил? – Передернулся, пауза, пошел дальше: — Вы не член партии? — Нет. — Собираетесь вступать? — Нет. – Немое недоумение, адресовано Панову. Панов делает знак рукой — продолжайте. — Почему? — Это сложный вопрос, — отвечаю.
Он совершенно обалдел. Опять взгляд на Панова: кого привели? Тот, чуть улыбаясь, смотрит на него как человек, который не хочет афишировать, но дает понять, что фактический хозяин здесь он. И снова жест рукой: ничего, все в порядке. И на полуулыбке спокойно-спокойно говорит: продолжайте, продолжайте.

Но вот что интересно. С первых же слов, жестов, интонаций, мимики, стиля реагирования не на слова, а на то, что за ними, Панов предложил мне контакт поверх реальности, что была вокруг. Он тонко, но определенно дал понять, что уровень этой реальности ему понятен и оценки ее по глубинному счету совпадают с моими. И никогда не отступал от этого, вот что было поразительно. Мы не сближались, между нами всегда была дистанция. Но она не была статусной. Говорили, что он был генерал-лейтенант КГБ. Он создавал Физтех по заданию Берия. Вроде даже был его первым ректором или что-то в этом духе. Держал артистический салон в конце 40-х годов.

Л.А. Козлова: Что значит "держал салон"?

С.В. Чесноков: У него дома собирались артисты, художники. Была ли это "крыша", под которой КГБ наблюдал за теми, кто к Панову приходил? Все могло быть. Не исключено. А возможно, что это было оговорено в ГБ как неформальное действие, в котором все активы были у самого Панова, и только. Если так, не исключено, что Панов спасал людей. Не знаю. В общении со мной он следовал нормам порядочного человека. Тому я свидетель. Я убежден, что такие вещи в человеке случайно не возникают. Он был специалист по английской живописи. Действительно знал и любил английскую живопись. В 50-х возглавлял какой-то академический институт. Затем его карьера пошла на убыль, он нашел пристанище в НИИАА. Имел там неформальную власть, я свидетель. На моих глазах эта власть таяла. Его выдавливали молодые.

Что у него было по отношению ко мне? Техника общения опытного гэбэшника и дипломата? Я такие вещи чувствую за километры. И никогда в жизни не ошибался. Но здесь — категорически нет. То есть, конечно, он служил в КГБ и был опытным дипломатом. Но никогда он не общался со мной как системный шизофреник. Даже малейшего оттенка не было. У нас принято системную расщепленность сознания воспринимать как синоним дипломатии, политической деятельности, "искусства достижения возможного". Тьма примеров, когда жизнью высших государственных чиновников управляет философия "невидимки", "разведчика", видящего высший смысл политической технологии в том, чтобы "уши не торчали". Человек плетет сеть и думает, что невидим. В общении со мною у Панова такого не было вообще. Он охранял свое право быть тем, кем считал нужным быть. Его вполне устраивало, что в общении я признаю за ним это право. Он ни разу не поставил меня в нелепую ситуацию, когда я должен был бы внутренне подчинить себя чуждым мне ценностям, не говоря о конфликте со своей совестью. За полтора года, что я провел в его отделе, он относился с неизменным уважением к моим способам осознавать реальность, к моему праву формировать свои ценности так, как считаю нужным я сам. Конечно, за возможностью принять меня формально к себе на работу могла стоять санкция со стороны ГБ, прикрытая словами о Турчине, Лефевре, физиках умных, которые я слышал от Живлюка. Идея создать легальную шарашку, гэбэшный колпак для людей моего типа всегда лежит на поверхности."

справка


chesnokov_s
Сергей Валерианович Чесноков

российский ученый, математик, социолог, культуролог, музыкант, специалист по методам анализа данных и применению математических методов в гуманитарных исследованиях и проектах. Известен как создатель детерминационного анализа и детерминационной логики, исследователь гуманитарных оснований точных наук, активный участник песенного движения и артистического андерграунда в СССР и современной России. Родился 29 июня 1943 года в с.Кулеви (Грузия). Живет в Москве. Окончил МИФИ (1965), профессия по образованию — теоретическая ядерная физика. Научный директор фирмы "Контекст". Играет на 6-струнной гитаре. Автор математической теории правил (детерминационного анализа). В 1966–1968 президент Федерации клубов песни Москвы, Ленинграда и Новосибирска, один из организаторов и участников Новосибирского фестиваля (1968 года). Известен как автор и исполнитель моноспектаклей «Из эмоциональной истории России 60-80-х» (песни и стихи разных авторов, романсы, мелодии традиционного фламенко).

С 1961 года Чесноков параллельно учебе в МИФИ и аспирантуре участвовал в песенном движении тогдашнего СССР как организатор, теоретик, музыкант и исполнитель. В мае 1967 года в Петушках (Московская область) при поддержке московского клуба песни он организовал конференцию по проблемам бардовского движения в СССР, куда пригласил А. Галича, Ю. Кима, других авторов и исполнителей Москвы, Ленинграда, Новосибирска, а также музыковедов (В. Фрумкин), литературоведов и социологов.

На конференции Чесноков предложил создать федерацию клубов песни Москвы, Ленинграда и Новосибирска. Федерация была создана, а Чесноков был избран ее президентом. На той же конференции он предложил идею проведести всесоюзный фестиваль бардов. Идея была поддержана, и по предложению Валерия Меньшикова местом проведения был избран Новосибирский Академгородок. Чесноков активно участвовал совместно с коллегами в организации этого фестиваля. Фестиваль состоялся в марте 1968 года и вошел в историю андерграундной культуры СССР как единственный случай, когда Александр Галич получил у себя на родине возможность открыто исполнять свои песни и баллады в переполненных залах.

В 1980 году Чесноков завершил первый этап теории детерминаций, работая в Институте системного анализа (тогда ВНИИСИ ГКНТ и АН СССР) в научном коллективе С. С. Шаталина, ученика Л. В. Канторовича. Теория была изложена в монографии «Детерминационный анализ социально-экономических данных». При поддержке С. С. Шаталина, Л. В. Канторовича и Д. А. Поспелова монография Чеснокова была в 1980 принята к печати Главной редакцией физико-математической литературы издательства «Наука» и вышла в свет в 1982 году. В 2009 она переиздана издательством URSS.

________________________

Приложение - Новосибирский Академгородок


Абел Гезевича Аганбегян

http://zlobnig-v-2.livejournal.com/48936.html


Заславская - Новосибирский манифест

http://zlobnig-v-2.livejournal.com/46335.html

Филипп Хендлер


1973 июнь, Новосибирск

Президент Национальной Академии наук США Ф. Хэндлер в Институте ядерной физики СО АН СССР. Слева направо: Г. И. Будкер, Ф. Хэндлер, А. И. Курбатов.

Визит Ф. Хэндлера в Новосибирский Академгородок Президент Национальной Академии наук США Филипп Хэндлер посетил Академгородок в июне 1973 г.

http://zlobnig-v-2.livejournal.com/184537.html

Аурелио Печчеи

Помимо этого в начале 1970-х Печчеи посетил СССР, где его особо интересовали специалисты по планированию развития Сибири, "этого рога изобилия природных ресурсов". Печчеи привлек тогда практически невыездных советских математиков к работе в ИИСА в условиях, о которых они могли только мечтать.

Для этого надо было, чтобы они "прониклись" проблемами "тупика цивилизации", якобы всеобщими, которые близко не видели в самой Сибири. Об этом пишет сам Печчеи: "Я говорил тогда о необходимости охраны мировой экосистемы, контроля за процессами, которые ее загрязняют, и даже подчеркнул настоятельную потребность как-то обуздать глобальное перенаселение и пересмотреть энтузиазм, с которым мы относимся к решениям чисто научно-технического характера.

Ни одной (!) из этих опасностей реально не существует в радиусе тысяч (!) километров вокруг Академгородка, тем не менее, мои молодые друзья были в высшей степени благодарной и восприимчивой аудиторией".

Это Печчеи более 300 раз пересекал экватор и был знаком "на ты и за ручку" с королями и президентами, а "товарищи из Сибири" едва ли бывали дальше Прибалтики. А тут возможность узнать что-то новое, зарубежное, да еще помоделироват

http://zlobnig-v-2.livejournal.com/175124.html

_______________________

Еще во ВНИИСИ был заведующий Международным отделом Сейтов. В обычных-то институтах такие должности занимали кадровые чекисты – что уж говорить о закрытом чекистском заведении! Разумеется, Сейтов был офицером внешней разведки. Имеется даже у нас подозрение, что он и был тем неизвестным заместителем директора института по линии внешней разведки. Сведения о нем самые скудные.

СЕЙТОВ Александр Александрович. В конце 60-х годов был заведующим Студенческим отделом Московского горкома ВЛКСМ. С 1973 года работал вместе с Гвишиани в Госкомнауке. Что интересно, Александр Сейтов и сейчас трудится в Российском Культурно-Информационном Центре в Болгарии (он там заведует отделом науки). Не стали бы раскрывать такого ценного агента, но нас сейчас интересует не сам Сейтов, а связи академика Гвишиани…

из статьи:

С.В. Чесноков
"МНЕ ИНТЕРЕСЕН ЧЕЛОВЕК КАК ЧЕЛОВЕК…"

"Еще эпизод. Я искал приложения для детерминационного анализа. Среди моих знакомых был Саша Сейтов. В конце шестидесятых он заведовал студенческим отделом в Московском горкоме комсомола. Мы познакомились когда клуб песни просил у него автобусы, чтобы везти Галича, других бардов в Петушки. Саша нам их дал. Позже он во ВНИИСИ заведовал международным отделом. Я не исключал, что у Саши были обязательства перед КГБ. Это ограничивало темы разговоров. Во мне действовал запрет на информацию о других людях. Мы обсуждали положение в идеологии, в науке, ситуацию в стране. Я ему объяснял, почему считаю Сахарова великим человеком. Саша был мне симпатичен. Было интересно, как он видит мир, интересно с ним полемизировать. Шло общение, не имитация. Мы поддерживаем отношения до сих пор. В 1973 году он работал у Гвишиани в Госкомитете по науке и технике. Тогда создавался Институт системных исследований. Саша участвовал в этом. Однажды он дал мне хорошо изданную брошюру на английском языке. Там был проект Института системного анализа в Австрии, под Веной. Предусматривалось создание в СССР Института системных исследований. Он должен был стать филиалом венского института. Я просмотрел текст и решил, что здесь есть поле приложений для детерминационного анализа. Например, при моделировании социально-экономических процессов на микроуровне. Я показал брошюру Дмитрию Юрьевичу. Он полистал и сказал: "Сережа, если бы вы хорошо знали дипломатический английский, вы могли бы увидеть: все, что написано здесь, связано с разведкой — нашей и западной. Я вам не советую сюда идти. Это не для вас". Вот характер отношений с Пановым. Это меня устраивало."
______________________________

Еще во ВНИИСИ был тогда заведующий отделом кадров Семикопенко. Но это уже банальный случай: все знают, что такой пост в любом учреждении мог занимать только бывший чекист. Правда, поскольку ВНИИСИ был необычным заведением, там и кадровик должен был быть непростой – например, из внешней разведки…

С.В. Чесноков:

"Потом, в Институте системных исследований, начальник отдела кадров Семикопенко..."


использованы материалы:


Д.М.Гвишиани. МОСТЫ В БУДУЩЕЕ

Олег Греченевский. Истоки нашего "демократического" режима

С.В. Чесноков. "МНЕ ИНТЕРЕСЕН ЧЕЛОВЕК КАК ЧЕЛОВЕК…"



другие темы:

Закрытый сектор: Комитет по системному анализу при Президиуме АН СССР (КСА) - п. 1 ч. 28
Закрытый сектор: Комитет по системному анализу при Президиуме АН СССР (КСА) - п. 2 ч. 28

Tags: ВНИИСИ, андропов, гвишиани, кгб
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment