zlobnig_v_2 (zlobnig_v_2) wrote,
zlobnig_v_2
zlobnig_v_2

Categories:

Закрытый сектор : Аурелио Печчеи - ч. 2



rimclub

Джермен Гвишиани стал зятем будущего премьера и, уже тогда, крупного партийно-хозяйственного работника. Когда же Джермен Гвишиани стал зятем будущего премьера, а сам Косыгин стал премьером, начались те истории, которые были связаны с Институтом системных исследований, Венским Институтом системных исследований. И вообще со всей этой кашей с системными исследованиями, крайне необходимыми. Джермен Гвишиани стал как бы таким оператором в пространстве интеллектуально-политическом, интеллектуально-спецслужбистском и так далее.

Он очень активно оперировал в этом пространстве. И один из известных эпизодов, где он выполнял очень большую роль, это Тольятти, всё, что связано с заводами по производству автомобиля «Жигули».
Все понимали, что в этот момент можно выбирать между разными фирмами. Что, уж если строить такие заводы (а это был огромный заказ и очень выгодный), то можно выбрать и американские фирмы, и французские, и немецкие, и любые другие.

Была выбрана фирма «Фиат», которой руководил потрясающий человек по фамилии Аньелли. Аньелли – это была фигура невероятного масштаба, с точки зрения её вписанности во внутренние элиты, её осведомлённости, её позиционирования вот во всём, что касается западного мира, с огромными волевыми качествами.
Этот Аньелли вошёл в специальные отношения с Джерменом Гвишиани. Никто из нас не знает о содержании этих специальных отношений, а даже, если бы знал, то (я адресую к началу моего монолога: «А мне говорят: «Ты что, - говорят, - орёшь, как пастух на выпасе?») такого рода крупные сделки (а их было несколько) формировали бэкграунд будущего диалога между советской и западной элитой.

МИПСА - Международный институт прикладного системного анализа

IIASA - International Institute for Applied Systems Analysis


Аурелио Печчеи:

ИИАСА – культивирование системного анализа


Во время своей поездки в Вашингтон в конце 1966 года я выступал с лекциями на тему, которую я назвал «Требования 1970-х годов к современному миру». В этих лекциях я касался проблем, тогда еще не столь очевидных, как сейчас: глобальная взаимозависимость, угроза грядущего обострения мировых макропроблем, а также недопустимость замены такого рода проблем сиюминутными потребностями, не соотнесенными с целостной и всеобъемлющей картиной происходящих изменений.

В тот раз я хотел привлечь основное внимание к двум моментам. Во-первых, к тому, что оценить перспективы мирового развития или должным образом к нему подготовиться невозможно без совместных, концентрированных усилий всего человечества, включая также коммунистические и развивающиеся страны, и что такие усилия должны быть срочно предприняты. И во-вторых, что необходимо широко применять системный анализ и другие современные методы, в разработке которых США достигли ведущих позиций, применяя их для решения широкомасштабных и сложных авиакосмических и оборонных проблем, и что эти достижения нужно применять и для изучения не менее масштабных и сложных проблем, выдвигаемых общественной и международной жизнью.

В ходе подготовки меморандума, в котором настоятельно рекомендовалось организовать совместный международный проект для изучения путей практического осуществления высказанных мною идей, я имел возможность обсуждать их в Госдепартаменте и Белом доме. Проект этот должен был, по моему мнению, быть как можно более аполитичным и осуществляться по линии неправительственных организаций. Я считал, что независимость такого рода предприятия могла бы быть достигнута, если бы оно было организовано, скажем, под эгидой Фонда Форда. Вице-президент Хамфри с готовностью поддержал меня и написал Макджорджу Банди, бывшему советнику президента Кеннеди по вопросам национальной безопасности (незадолго до этого он был назначен президентом Фонда Форда).

Я непричастен к тому, что произошло позже, но в декабре того же года мистер Банди созвал, к моему глубокому удовлетворению, пресс-конференцию, на которой заявил, что уполномочен президентом Джонсоном «быть в течение ближайших месяцев его личным представителем при изучении возможностей создания международного центра по исследованию общих проблем развитых обществ». Формулировка оказалась не совсем такой, какой я хотел бы ее видеть, но и это, безусловно, было огромным шагом вперед.

Дальнейшая история этого начинания лишь подчеркивает замедленность человеческих реакций на захватывающую дух стремительность развития мировых событий. Ведь почти семь лет усилий и неутомимого труда понадобилось на то, чтобы родился, в конце концов, Международный институт прикладного системного анализа – ИИАСА. Он был основан в октябре 1972 года, и первоначально в нем участвовали США, Советский Союз, Канада, Япония, ФРГ и ГДР, Польша, Болгария, Франция, Великобритания и Италия.

Не имея никаких официальных мандатов, я представлял Италию на всех этапах переговоров об основании ИИАСА исключительно как частное лицо. Макджордж Банди немедленно начал кампанию, посетив с этой целью ряд ответственных лиц в Западной Европе и Советском Союзе. Первое подготовительное совещание состоялось в Суссекском университете, в Англии, в июне 1968 года. Ощущая свою причастность к судьбе этого начинания и будучи уверенным, что личные контакты дают возможность преодолеть многие преграды, я вызвался организовать неофициальную встречу двух главных участников переговоров: мистера Банди и советского представителя, заместителя председателя Государственного комитета по науке и технике доктора Джермена Гвишиани. Их встреча произошла в декабре 1968 года в Вене и принесла положительные результаты. Мы втроем в общих чертах наметили проект ИИАСА, принципы его организации и функционирования и послали документ на рассмотрение другим участникам.

Однако и после этого предварительные переговоры продолжали продвигаться поистине со скоростью черепахи, а вскоре и вовсе зашли в тупик: возникли сомнения по поводу того, как управлять подобным проектом, требующим одновременно и творческого подхода, и вполне земного прагматизма. Проблемы, зачастую касающиеся лишь отдельных деталей и не затрагивающие существа проекта, росли как снежный ком, и их урегулирование должно было проходить через научную и политическую бюрократическую систему десятка различных стран. Одним из пунктов разногласий стал, например, вопрос о том как организовать разумную систему голосования и распределить голоса так, чтобы избежать права вето, которое могло бы поставить деятельность Института в прямую зависимость от отношений между Востоком и Западом.

В июне 1971 года я вновь неофициально пригласил в Вену доктора Гвишиани и его нового партнера с американской стороны, президента Национальной академии наук доктора Филипа Хэндлера. Эта новая трехсторонняя встреча оказалась еще более сердечной и конструктивной, чем первая, в результате нам удалось разрешить накопившиеся проблемы, которые и так уже слишком долго оттягивали осуществление столь важного проекта. И вновь именно личные контакты сыграли свою роль в улаживании основной массы трудностей, Был опубликован еще один документ, в котором было заявлено о достижении согласия по основным вопросам, касающимся устава будущей организации, – можно было приступать к созыву запланированной ранее конференции, на которой должно было быть объявлено об образовании ИИАСА.

Однако оставался еще один камень преткновения – не был решен вопрос о местоположении ИИАСА. Этот пункт часто оказывался спорным в международных проектах. Несколько стран решительно заявили, что Институт должен быть размещен именно на их территории. Необходимо было создать специальную группу, которая занялась бы решением этого вопроса, подготовить массу совещаний и провести подробные и детальные обследования. И окончательное решение вопроса изрядно затянулось, так что я даже стал припоминать историю одного итальянского крестьянина – Бертольдо, приговоренного быть повешенным на дереве, которое он должен был выбрать себе сам. Надо ли добавлять, что он был достаточно благоразумен, так и не отыскав себе дерева.

Наконец выбор был сделан в пользу предложенного австрийским правительством Лаксенбургского замка под Веной. Этот дворец, построенный в стиле барокко в конце XVIII столетия при императрице Марии Терезии, служил в прошлом летней резиденцией и охотничьим домом семьи Габсбургов. Теперь, заново отреставрированный, он был готов служить высоким устремленным в будущее замыслам семьи человечества. В 1972 году в Лондоне состоялось торжественное собрание, посвященное официальному созданию Института, и я счастлив, что могу считать себя к этому причастным.

Сейчас Институт располагает годовым бюджетом, превышающим три миллиона долларов – приличная сумма, если расходовать ее разумно, – и «критической массой» ученых, представляющих научные направления многих стран, что дополняется также связями и контактами, которые Институт установил с научными учреждениями во многих районах мира. Работы ведутся по девяти крупным проектам, взаимосвязанным, пересекающимся и образующим единую систему, постоянно анализируется взаимное влияние результатов, полученных в рамках отдельных проектов. Институт отказался от первоначального намерения направить основной акцент на исследование проблем лишь развитых обществ, в его программу включен сейчас ряд вопросов более широкого профиля, в частности работы по глобальному моделированию. Институтом был проделан глубокий, аргументированный обзор и дан анализ двух основных проектов Римского клуба.

Я еще раз хочу подчеркнуть, что испытываю глубокое удовлетворение от участия в выдвижении идеи и создании этого необходимого центра сотрудничества между людьми, центра, основные цели которого направлены на отработку, апробирование и совершенствование наиболее передовых современных исследовательских методов. Нет сомнений, что ИИАСА будет и дальше расти, а вместе с тем станет все более очевидной полезность проводимых в нем исследований. Однако я вполне отдаю себе отчет в том, что посредством и с помощью всех этих методов мы можем исследовать лишь отдельные грани окружающей действительности и частично подготовиться только к отдельным проявлениям ее бесконечно сложных и многообразных изменений. И если мы хотим постигнуть суть основных проблем, стоящих перед человечеством, нам необходимо развивать и другие направления исследований, другие подходы и способы проникновения в тайны современного мира.

Справка

SETT010

Аурелио Печчеи

Итальянец с венгерскими корнями - АУРЕЛИО ПЕЧЧЕИ. Философ-бизнесмен, ученый, он появлялся в каждом новом сегменте рынка или стране, когда там назревали очень серьезные трансформации. Его биография "тянет" на шикарный детектив, при том, что в ней еще масса белых пятен. Он стоял у истоков Римского клуба, который вполне обосновано называют мировым правительством. Он еще в 30-е впервые приехал в СССР, а позднее именно при его правлении в ФИАТе к нам завезли 126-ю модель под названием "Жигули". До сих пор не освещена его роль в прокладке стратегических газопроводов из "империи зла" в Западную Европу. Да, и первые массовые компьютеры, которые завозили в СССР назывались  «Оливетти», где директорствовал как-то наш новый знакомый! Познакомьтесь: ГЛОБАЛЬНАЯ персона  АУРЕЛИО ПЕЧЧЕИ: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ 

Мне представляется, что, по крайней мере, в рамках глобалистики личность владеющего несколькими языками талантливого организатора, видного общественного деятеля и первого президента Римского клуба Аурелио Печчеи (1908–1984) является той знаковой фигурой, которая, несомненно, не только внесла значительный вклад в развитие человечества второй половины ХХ столетия, но и наглядно продемонстрировала, какое влияние на мышление и деяния политиков, экономистов, финансистов, промышленников, экологов, ученых может оказать неординарный и целеустремленный человек.

А. Печчеи родился 4 июля 1908 г. в северной части Италии, в Турине. Либеральная обстановка в семье способствовала формированию его самостоятельного отношения к жизни. Усвоение уроков мудрости отца (быть человеком и жить свободным человеком) определило его последующее отношение к миру и стало основой веры в широкие возможности, мужество и стойкость человеческого существа. Это помогло ему выжить в период студенчества в фашисткой Италии и приобщиться к идеям французских мыслителей ХVIII в. во время обучения на протяжении нескольких месяцев в Сорбонне (Париж).

Закончив экономический факультет Туринского университета, А. Печчеи получил работу на фирме «Фиат», со временем добился назначения в Китай, где работал с 1933 по 1938 гг. Возвратившись в Европу, он примкнул к движению Сопротивления, в 1944 г. был арестован нацистами и провел одиннадцать месяцев в заключении. Благодаря счастливому стечению обстоятельств в начале 1945 г.
А. Печчеи вышел на свободу, получив неизгладимые из памяти уроки человеческого достоинства и мужества в условиях пыток и надругательства над личностью.

Последующая работа по восстановлению производственной деятельности компании «Фиат» в Италии, путешествия по Азии, Африке и Латинской Америке, жизнь и работа в течение ряда лет в Аргентине, где А. Печчеи основал штаб-квартиру «Фиат», руководство деятельностью консультативной фирмы «Италконсулт», действующей в более чем пятидесяти странах мира, работа на посту управляющего фирмы «Оливетти» – все это способствовало пониманию им того, что успехи в области промышленного управления в значительной степени зависят от развития и использования человеческих ресурсов.

Возвратившись в Европу и обосновавшись в Риме в 1957 г., А. Печчеи все чаще стал задумываться над тем, как искоренить несправедливость и пороки человеческого общества, с которыми ему пришлось сталкиваться во время предшествующей деятельности в различных странах мира. Придя к соглашению с руководителями компании «Фиат» о предоставлении ему свободного времени (при условии, что побочная деятельность не будет в ущерб работе в фирме), он приступил к общественной деятельности.

В начале 60-х гг. А. Печчеи откликнулся на приглашение двух американских сенаторов возглавить новую компанию «Адела» («Атлантическое развитие Латинской Америки»), ориентированную на мобилизацию доброй воли, научных достижений и финансов ряда континентов с целью развития частного сектора латинской экономики. Деловой прагматизм компании сочетался с сознанием международной и социальной ответственности, в результате чего была продемонстрирована возможность новых способов перестройки функций и деятельности частного предприятия в изменяющемся мире.

С 1967 года на протяжении шести лет А. Печчеи возглавлял Экономическую комиссию Атлантического института международных проблем в Париже, в рамках которой были созданы исследовательские группы, занимающиеся выработкой рекомендаций и оказанием помощи правительствам при принятии государственных решений. В этот период к нему пришло понимание того, что без совместных усилий ученых, предпринимателей и государственных деятелей невозможно реально оценить перспективы мирового развития и что для решения этой задачи необходимо использовать системный анализ.

Потребовалось несколько лет организационных и дипломатических усилий, включая организацию встречи бывшего советника президента США М. Банди и заместителя председателя Государственного комитета по науке и технике
Дж. Гвишиани, прежде чем благодаря личным контактам А. Печчеи с видными государственными деятелями различных стран в конце 1972 г. был создан Международный институт прикладного системного анализа (ИИАСА).

В апреле 1968 г. по инициативе и по приглашению А. Печчеи в Риме в Национальной Академии деи Линчеи собралось около тридцати европейских ученых. Хотя между участниками обсуждения не было единодушия, тем не менее, собравшиеся после окончания совещания в доме А. Печчеи несколько энтузиастов сформировали комитет, послуживший толчком к образованию новой гражданской ассоциации.

Так был создан Римский клуб – неформальная, независимая, неправительственная организация, поставившая перед собой две цели: содействовать тому, чтобы люди смогли осознать те затруднения, перед которым стоит человечество, и использовать доступные знания для установления новых отношений и политических курсов, способствующих выходу из глобальной кризисной ситуации. Президентом Римского клуба был избран А. Печчеи.

В 1969 г. в американском издательстве «Макмиллан» была опубликована книга А. Печчеи «Перед бездной». В ней высказывались опасения по поводу того, что макропроблемы все в большей степени угрожают человечеству и, следовательно, для его выживания и сохранения планеты необходимо объединить усилия с целью исследования и совместного планирования будущего.

На основе этих идей в рамках Римского клуба был разработан «Проект затруднений человечества». После обсуждения разных возможностей по реализации данного проекта было признано, что наиболее перспективный план достижения соответствующих целей состоит в представлении и анализе мировой проблематики с помощью системного использования глобальных моделей. Тем самым было открыто новое направление в изучении и осмыслении будущего, получившее название глобального моделирования.

В 1972 г. мировой общественности был представлен первый доклад Римского клуба, который был опубликован в виде книги «Пределы роста». Возглавляемая
Д. Медоузом многонациональная группа молодых ученых продемонстрировала результаты глобального моделирования, которые сводились к тому, что при сохранении имевших место в то время тенденций к росту в условиях ограниченных ресурсов планеты в начале ХХI столетия неизбежны глобальный кризис и крах. Глобальную катастрофу можно предотвратить лишь в том случае, если будут приняты меры по ограничению и регулированию этого роста, постановке и реализации новых целей, направленных на сохранение планеты.

Изданная почти на тридцати языках общим тиражом около четырех миллионов экземпляров работа «Пределы роста» не только вызвала дискуссии среди ученых в различных странах мира, но и привлекла внимание широкой публики к тем затруднениям человечества, с которыми уже невозможно было не считаться.

Оценивая результаты моделирования мирового развития, А. Печчеи с удовлетворением отмечал, что, если для завоевания Трои ахейцам понадобилось десять лет, чтобы додуматься до уловки с деревянным конем, то Римский клуб сумел за более короткий срок найти своего «троянского коня» и одержать первую стратегическую победу в начавшейся исторической битве за сохранение жизни на Земле. Важно было также и то, что в результате шоковой терапии ранее существующий миф о росте начал постепенно развеиваться в умах многих представителей человеческого рода.

На протяжении последующих двенадцати лет А. Печчеи активно участвовал в организации и реализации дальнейших проектов Римского клуба, постоянно встречаясь с видными представителями бизнеса, политики, науки, культуры и генерируя плодотворные идеи, касающиеся возможности формирования новых стратегий и целей развития человечества. При его непосредственной поддержке в рамках Римского клуба было подготовлено и опубликовано тринадцать докладов, в которых не только исследовались наиболее важные аспекты регионального и глобального развития, но и предлагались соответствующие рекомендации, направленные на изменение общего положения человеческой системы.

В 1977 г. была опубликована книга А. Печчеи «Человеческие качества», которая продемонстрировала широту и глубину мышления человека, обеспокоенного за судьбу человечества. В то время как некоторые исследователи увлеклись математическим моделированием, стремясь подтвердить или опровергнуть выявленные Римским клубом внешние пределы материального роста, он со всей определенностью подчеркнул, что эти пределы проистекают из внутренних пределов, относящихся к человеческому развитию и связанных главным образом с культурой. А. Печчеи высказал твердое убеждение в том, что возможность недопущения глобальной катастрофы напрямую соотносится с использованием главного ресурса – человеческого потенциала. 


продолжение следует...


использованы материалы:

Видеосюжеты. Специстория. Реформы Гайдара. 1 - http://www.kurginyan.ru/publ.shtml?cmd=add&cat=2&id=93
Аурелио Печчеи - "Человеческие качества"
Глобалист №1



другие темы:

Закрытый сектор
Открытый сектор

Операция - Преемник 2.0.
Психотехнологии на службе СЕКты
Заговор Коржакова
Операция - Преемник
материалы по ЭТЦ
Ельцинизм
The Tragedy of Russia's Reforms






Tags: гвишиани, римский клуб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments