zlobnig_v_2 (zlobnig_v_2) wrote,
zlobnig_v_2
zlobnig_v_2

Categories:

Закрытый сектор: Знакомство с Америкой "Хаммер" - п. 2 ч. 8




Гвишиани Д.М.:

Говоря о развитии деловых связей с представителями американского бизнеса, нельзя, конечно, не вспомнить Арманда Хаммера, прожившего очень долгую и совершенно необычную жизнь (он скончался в 1992 г.). Написано о нем много; одна из последних книг самого Хаммера «Мой век - двадцатый. Пути и встречи» вышла на русском языке, так что читатель знаком с его разнообразной деятельностью, так сказать, «из первых рук». О первых годах, которые он провел в России, сразу после революции, встречаясь с Лениным и другими руководителями государства, я знал из его рассказов и книг. Последние же двадцать лет его жизни - с 60-х по 80-е гг., - когда Хаммер часто приезжал в Советский Союз, прошли буквально на моих глазах.

(подробнее про Хаммера см. Открытый сектор: Тайные пружины советской власти - ч. 1)


Имя Хаммера связывалось у нас, в первую очередь, с его прежней деятельностью как одного из первых концессионеров в России - многие помнят знаменитую карандашную фабрику «Сакко и Ванцетти»; а второй этап после более чем тридцатилетнего затишья он начинал в качестве главы новой, созданной им компании. И в первый раз я встретился с ним в Нью-Йорке в начале 60-х гг. именно как с президентом «Оксидентал Петролеум». Хаммер пришел на встречу со своей книгой «В поисках сокровищ Романовых», которую подарил мне, и подробно рассказывал о ра¬боте в России в 20-е гг. Однако, когда речь зашла о планах на будущее, ощущалась некоторая неуверенность и осто-рожность. Он хорошо знал нашу историю, помнил, чем за¬кончился НЭП, сознавал, что ни о каких концессиях не может быть и речи, а кроме того, раньше вел дело напрямую с высшим эшелоном власти, пользовался поддержкой Ленина, руководителей наркоматов и, конечно, хотел прозондировать почву, есть ли возможность заручиться благожелательным отношением верхов. Договоренности со мной о дальнейших контактах и приглашения приехать в Москву ему, по-видимому, показалось недостаточно, и, как я впоследствии узнал, он обратился к основателю Пагуошского движения Сайрусу Итону с просьбой рекомендовать его для работы с советскими организациями. Итон, оказавшись в очередной раз в Москве, специально встретился со мной по этому поводу и просил всячески содействовать Хаммеру, который вряд ли в этом нуждался.

Occidental Petroleum Corp.

Снимок
http://www.muckety.com/Occidental-Petroleum-Corp/5002175.muckety


Вскоре Хаммер приехал в Советский Союз, потом визиты его участились, он, следуя своей давней тактике, установил личные контакты с Н. С. Хрущёвым и его близким окружением. Но после отставки последнего, и в связи с переменами и перестановками в советском руководстве, Хаммер счел необходимым переждать момент. По его собственному признанию, связь с Советским Союзом после событий 1964 г. «более или менее ослабела». Однако в начале 70-х гг. она получила новый импульс, благодаря непрекращающимся усилиям Хаммера по продвижению своей корпорации на советский рынок.

hamkhrus
Armand Hammer with Khrushchev

В 1972 г. наши многочисленные встречи и переговоры в ГКНТ завершились подписанием соглашения о научно- техническом сотрудничестве с фирмой «Оксидентал Петролеум». Хаммер постоянно подчеркивал, что видит в этом возможность осуществления своей идеи о «разрядке путем торговли», и считает, что его корпорация сможет сыграть роль проводника новой политики лучше любой другой американской фирмы, но хорошо знал, что между подписанием документов и практическим делом могут пройти годы. Поэтому ему так нужно было заручиться поддержкой самого Генерального секретаря ЦК КПСС. Чтобы дело пошло вернее, Хаммер сумел раздобыть у одного ньюйоркского антиквара два письма Ленина (эта почти детективная история подробно рассказана в его книге, к которой я и отсылаю заинтересовавшегося читателя), и, желая вручить их лично Брежневу, начал тщательную подготовку к встрече. Непосредственным участником этого хитроумного плана оказался я.

RIAN_833387
Слева направо: президент компании "Теннеко" Уилтон Скотт, министр внешней торговли СССР Николай Семенович Патоличев и председатель правления компании "Оксидентал Петролеум" Арманд Хаммер на очередном заседании советско-американского торгово-экономического совета.

«В то время, - пишет в своей книге Хаммер, - я больше всего был связан по работе с заместителем председателя Комитета по науке и технике при Совете Министров СССР Джерменом Гвишиани. Я передал ему письма Ленина с моим письмом Леониду Брежневу, в котором говорилось, что эти письма - мой дар правительству и народу СССР...».
Брежнев Хаммера принять не смог, так как был нездоров, и мне пришлось сопровождать его к секретарю ЦК КПСС Михаилу Суслову, которому была поручена встреча с Хаммером.
Хаммер вспоминает: «На столе Суслова я заметил несколько томов Ленина с закладками. Очевидно, он читал его письма, в которых говорится о моей деятельности в Советском Союзе в двадцатые годы.
Суслов зачитал резолюцию Центрального Комитета Коммунистической партии, где мне выражалась благодар¬ность за подаренные письма, и преподнес мне портрет Ленина, сделанный из серебра и других металлов, добываемых на Урале. После окончания встречи, провожая меня через секретариат, Суслов указал на дверь, выходящую в то же помещение, что и дверь сусловского кабинета, и ска¬зал, что это кабинет Брежнева. “Генеральный секретарь
Брежнев сожалеет, что не смог быть здесь сегодня, но по возвращении в Москву он вам напишет, и когда вы приеде¬те в СССР в следующий раз, поблагодарит вас лично”, - сказал Суслов».



Хаммеру удалось наладить личные отношения с Брежневым, некоторыми руководителями советских министерств, и позже он говорил: «Мы с Брежневым были друзьями, если можно назвать этим словом деловые отношения с главой государства. Хотя мы были очень разными людьми, в отношениях друг с другом нам удалось добиться теплоты и взаимопонимания. Не могу сказать, что мне всегда было с ним легко, особенно из-за его эмоциональной импульсивности, однако он мне очень нравился, и я верил в искренность его усилий улучшить отношения Советского Союза с Америкой». В конце концов Хаммер стал выполнять миссию неофициального «связного» между советским руководством и президентом США. В личных беседах с Брежневым он обговаривал все важнейшие проекты, обсуждавшиеся с представителями заинтересованных советских организаций, и получал одобрение генсека практически по всем вопросам, включая строительство так называемого «хаммеровского центра».

RIAN_738445
Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев (справа) и американский предприниматель, председатель корпорации Occidental Petroleum Арманд Хаммер во время встречи в Москве.

«Для торговли с русскими, - делится опытом Хаммер в своей книге, - требуется терпение, упорство и конкурентоспособность - они обеспечат вам успех.
Если бы я смог в одном предложении сформулировать мой совет американским бизнесменам, я бы сказал: “Составляйте контракт тщательно, ибо, как только он будет подписан, советская сторона заставит вас выполнять его до последней буквы, точно так же, как она сама выполняет свои обязательства”.
Американский бизнесмен, составляющий контракт с русскими с расчетом на их наивность, совершает непоправимую ошибку.
С другой стороны, - продолжает он, - русским иногда трудно принять американские темпы. Однажды во время моего пребывания в Москве после встречи Никсона с Брежневым в июле 1972 г. я был приглашен на прием к Гвишиани. Он показал мне черновик составленного им соглашения, состоявшего из пяти пунктов. Разумеется, оно было на русском языке. Я просмотрел текст, и он показался мне приемлемым. Тогда я взял ручку, вычеркнул слово “черновик” и подписался. После этого я вернул документ
Гвишиани, который, казалось, был в полном замешательстве.
-    Разве вы не хотите показать его юристу? - спросил он.
Я ответил, что в этом нет необходимости.
-    Разве вы не хотите, по крайней мере, его обдумать? - спросил он снова.
Я ответил, что здесь не о чем думать, это его документ, а не мой, и я не изменил в нем ни слова... Немного посовещавшись со своими сотрудниками, Гвишиани взял ручку и тоже поставил свою подпись».
Так мило и деликатно намекает Хаммер на мою приверженность «бюрократическим» порядкам. Я и в самом деле оказался в трудном положении, поскольку сотрудники не сумели подготовить к подписанию текст на английском языке, а русский текст пестрел орфографическими ошибками, которых Хаммер не мог заметить. Уже подписав бумаги, я вносил в них поправки от руки.
Он, кстати, так гордился своим знанием русского языка, что однажды решился на публичное выступление, и откро¬венно рассказал об этом в своей книге.
«Я произнес речь, за которой последовали оглушительные аплодисменты. Сев на место с приятным чувством, я сказал сидевшему рядом:
-    Я благодарен вашим соотечественникам, не смеявшимся над моим неправильным произношением и ошибками, и рад, что они поняли, что мы собираемся им помочь.
-    Поняли? - засмеялся он. - Ничего они не поняли. Они думали, вы говорите поанглийски. Слышите шум? Это просят перевести вашу речь на русский».
Конечно, Хаммер был и остается фигурой весьма нетипичной. Однако он был далеко не одинок в усилиях сделать максимально возможное для развития промышленноэкономического и научно-технического сотрудничества между двумя нашими странами.

RIAN_776646
Николай Иванович Рыжков (справа), член Политбюро ЦК КПСС, Председатель Совета Министров СССР и Арманд Хаммер, председатель правления компании "Оксидентал петролеум" (США) перед началом беседы.
RIAN_420234
Прием по случаю проведения в Москве 11-го годового собрания членов Американо-советского торгово-экономического совета. Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев (справа) беседует с Армандом Хаммером
RIAN_832460
Президент и председатель совета директоров компании "Оксидентал Петролеум Корпорейшн" Арманд Хаммер (слева третий) и Председатель Совета Министров СССР Николай Иванович Рыжков (справа второй) во время переговоров в Кремле.
RIAN_32129
Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев (справа) и Арманд Хаммер (слева) во время встречи в Кремле.
RIAN_832459
Президент и председатель совета директоров компании "Оксидентал Петролеум Корпорейшн" Арманд Хаммер (справа второй) и Председатель Совета Министров СССР Николай Иванович Рыжков (в центре) во время встречи в Кремле.

http://visualrian.ru/ru/site/gallery/#833387/context[q]=%D0%A5%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D0%B5%D1%80


В те же годы я встретился и познакомился еще с одним человеком, которому суждено было сыграть большую роль в моей жизни и в том событии - создании нового международного научно-исследовательского института, которому посвящена эта книга.





другие темы:


Закрытый сектор: Знакомство с Америкой "Яблоко" - п. 1 ч. 8

Закрытый сектор: Знакомство с Америкой - ч. 7

Шойгу рыцарь Мальты - новый след


Закрытый сектор
Открытый сектор

Операция - Преемник 2.0.
Психотехнологии на службе СЕКты
Заговор Коржакова
Операция - Преемник
материалы по ЭТЦ
Ельцинизм
The Tragedy of Russia's Reforms





Tags: гвишиани, реформы, римский клуб
Subscribe

  • Закрытый сектор: IIASA - п. 9 ч. 30

    Гвишиани Д.М. : Новым директором ИИАСА стал Томас Ли - американец китайского происхождения, прекрасный ученый и организатор,…

  • Закрытый сектор: IIASA - п. 8 ч. 30

    Гвишиани Д.М. : Для ИИАСА 1980 г. прошел относительно спокойно, хотя и был омрачен тяжелыми предчувствиями в связи со сгущавшимися в мире…

  • Приложение №1: Закрытый сектор: IIASA - п. 6 ч. 30

    С ИИАСА тесно сотрудничали Международная Федерация по переработке информации (ИФИП), Международная Федерация автоматического управления (ИФАК),…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments