zlobnig_v_2 (zlobnig_v_2) wrote,
zlobnig_v_2
zlobnig_v_2

Categories:

Открытый сектор: О концепции «неперспективности» - ч. 3



Открытый сектор: Римский клуб - ч. 2

Chernyshov_04
С.Б. Чернышев


Д. Сорос "Советская система: к открытому обществу":

Поворот осуществился в августе, когда большая делегация из Советского Союза была проездом в Нью-Йорке по пути на конференцию советско-американской дружбы в Чаннадуике. Среди них была Татьяна Заславская, с которой я очень хотел познакомиться. Я пригласил к себе всю делегацию, и моя жена, Сыозан. устроила обед на 150 человек. Это было зрелище. Было очень тесно, но всем, похоже, прием понравился. Мы договорились встретиться еще раз в Чаппадуике. где мы долго разговаривали и обнаружили, что у нас очень много общего. Мы обсуждали состав правления. и мне показалось, что дело сдвинулось с мертвой точки. На одном из своих приемов я встретил будущего исполнительного директора нью-йоркского отделения фонда. Нину Буис, известного переводчика русской литературы.

22 сешября 1987 года было полностью сформировано правление. В него вошли: Юрий Афанасьев, историк: Григорий Бакланов, главный редактор журнала «Знамя», Даниил Гранин и Валентин Распутин, писатели, Тенгиз Буачидзе, грузинский филолог; Борис Раушенбах. специалист по космическим исследованиям и религиозный философ; Татьяна Заславская, социолог. Мясников и я стали сопредседателями, оба с правом вето, а Аксенов и Нина Буис нашими заместителями.

Все члены правления – исключительные люди. Они стали ведущими фигурами в Советском Союзе, они всегда в центре внимания, всегда до предела загружены работой, у некоторых не очень хорошее здоровье. Однако они регулярно приезжали на заседания и проводили там огромное количество времени. Наше последнее заседание было назначено на воскресенье, потому что это единственный день, когда они могут высвободить какое-то время. Они придерживаются очень разных взглядов. Бакланов и Распутин находятся по разные стороны баррикад: заседания правления – единственный случай, когда они соглашаются сидеть друг с другом за одним столом.

справка

300px-TIZaslavskaya

Татьяна Заславская

Научная деятельность после 1988 года

В 1987 году Заславская была назначена директором-организатором Всесоюзного центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и избрана Президентом советской социологической ассоциации (ССА), в связи с чем возвратилась в Москву. В 1992 г. когда ВЦИОМ устойчиво заработал, она вернулась к исследовательской работе, став со-президентом Междисциплинарного академического центра социальных наук (Интерцентра), организованного английским профессором Т. Шаниным при помощи Дж. Сороса. После ухода из ВЦИОМ близкой ей команды Юрия Левады и организации самостоятельного Левада-Центра, она была избрана его почётным президентом (в 2010 г по ее просьбе была освобождена от этого поста, ставшись председателем редколлегии журнала «Вестник общественного мнения».

С 1993 до 2004 год – профессор, заведующая кафедрой методологии общественных наук Московской высшей школы социальных и экономических наук (МВШСЭН), а также сопрезидент Междисциплинарного центра социальных и экономических наук (Интерцентра), организованного известным английским профессором Теодором Шаниным при помощи Джорджа Сороса, А.Г. Аганбегяна и др. Важным направлением деятельности Интерцентра являлось проведение (с 1993) ежегодных сессий международного симпозиума «Куда идет Россия?..», постоянным Президентом которого до 2003 года была Т. И. Заславская. Участие в этом симпозиуме представителей разных наук (историков, социологов, экономистов, правоведов, политологов, культурологов, философов и др.) способствовало интеграции общественных наук, формированию междисциплинарного, более глубокого осмысления посткоммунистических трансформационных процессов. Выходившие под редакцией Т. И. Заславской междисциплинарные научные сборники «Куда идёт Россия?..» стали своего рода хрестоматией по современным проблемам и перспективам развития российского общества.

С 2006 г. Т.И. Заславская – декан факультета Московской школы социальных и экономических наук АНХ при Правительстве РФ, переименованной в 2011 г. в Академию народного хозяйства и государственной службы (АНХиГС) при Президенте РФ.

Область научных интересов: методология социальных наук, общая и экономическая социология, институциональная и социальная экономика, теории и «механизмы» посткоммунистических трансформационных процессов.

Член учредительного совета газеты «Московские новости».

Новосибирский манифест

В апреле 1983 года Т.И. Заславская подготовила доклад «О совершенствовании социалистических производственных отношений и задачах экономической социологии», который сразу был вызвал отторжение цензурой. Печатать его открыто запретили, но директора института академик А.Г. Аганбегян решился под свою ответственность разослать этот доклад под грифом «для служебного пользования» в 10 ведущих академических институтов, а затем распечатать его в 100 экземплярах Конференция, собравшая ведущих экономистов и социологов доклад был оценен как принципиальный прорыв в науке, вызвал бурные и интересные прения. В связи с недостаточным тиражом (100 экземпляров) некоторые участники даже переписывалди его от руки. Вскоре как все номерные экземпляры, так и подготовительные материалы автора, были изъяты КГБ. Тем не менее, уже в августе доклад, попавший США и ФРГ без обложки, был опубликован под названием «Новосибирский манифест». Запад воспринял его как первую ласточку, возвещавшую о начинавшейся в СССР «весне» и стал передавать на СССР его текст по своим радиостанциям. В России же этот документ был опубликован только в начале 1990-х.

Признаки распада Советсткого Союза
На Западе и в ряде современных исследований российских авторов работа «O совершенствовании производственных отношений социализма и задачах экономической социологии» Татьяны Ивановны Заславской называется «Новосибирским манифестом» (The Novosibirsk manifesto ).
Доклад под названием «О совершенствовании производственных отношений социализма и задачах экономической социологии» был прочитан Т.И. Заславской на научном семинаре «Социальный механизм развития экономики» (Новосибирск, ИЭиОПП СО АН СССР, 1983) и тогда же опубликован с грифом «Для служебного пользования».

Беседа с академиком Татьяной Ивановной Заславской. - ч. 1, ч. 2


из беседы:

Любовь Борусяк: Сегодня мы в гостях у академика Татьяны Ивановны Заславской. Все титулы Татьяны Ивановны невозможно перечислить, поскольку их очень и очень много. А какой из них для вас самый главный?

Татьяна Заславская: Главное – это то, что я действительный член Российской Академии Наук, а работа моя – декан Московской школы социальных и экономических наук, которая является факультетом Академии народного хозяйства при Правительстве РФ. Вот это главное.

Л.Б.: Кроме того, Татьяна Ивановна академик и почетный член академий наук разных стран: и Польши, и Финляндии, и член Европейской социологической ассоциации, и многое другое.

Т.З.: Есть и общественные должности. Например, я являюсь председателем правления «Левада-центра», и, конечно, в свое время была его организатором.

Л.Б.: Именно поэтому, когда полтора года назад отмечался юбилей «Левада-Центра», вступительное слово произносила именно Татьяна Ивановна. Но мне хочется сказать о другом: Татьяна Ивановна – это еще и человек исключительной репутации, а вот с этим сейчас в нашей науке очень большие проблемы. Татьяна Ивановна в науке очень много лет, и я ни от одного социолога не слышала о ней ни одного худого слова. К ней все испытывают исключительное уважение. Хотя, насколько я помню, были и проблемы. Мы только что отмечали двадцатилетие Первого съезда народных депутатов СССР, активное участие к котором вы принимали. И там вас обвинили в том, что вы разрушили советскую деревню.

Т.З.: Мне очень жаль, что я не смогла участвовать в праздновании юбилея съезда.

Л.Б.: Расскажите, пожалуйста, о съезде. Это было огромное событие той эпохи. Я помню, как в те дни по улицам Москвы ходили люди с маленькими радиоприемниками, прижатыми к уху, не могли оторваться от трансляций съезда ни на минуту. И я сама точно так же. Моему ребенку было тогда 5 месяцев. Мы его засунули в манеж и целыми днями безотрывно смотрели телевизор.

Т.З.: Да. Жизнь у меня страшно длинная – уже 82 года. И мне кажется, что в истории России подобного не было: подобных лет, когда люди ждали громадных и положительных перемен.

Л.Б.: Да, как в то время пела легендарная группа «Кино»: «Перемен, мы ждем перемен!» И это ожидание перемен было исключительно острым и сильным!

Т.З.: И сам ход съезда, очень острый, критический, был совершенно непривычным для нас. Обычно в Верховном Совете сидели ряды депутатов и все аплодировали. Примерно, как это сейчас в Думе происходит, хотя в Думе хотя бы есть немножко коммунистов и либералов. Но по результату то же самое – Дума, как в те времена Верховный Совет, принимает все, что предлагает ей сверху исполнительная власть.

Л.Б.: Но лица все же немного другие.

Т.З.: Да, они пока еще живые, а в Верховном Совете были абсолютно неживые.

Л.Б.: И вдруг на Съезде появились люди, которые были, во-первых, необычайно уважаемыми, а во-вторых, это были живые, активные люди, резко отличавшиеся от дряхлых членов правительства. Мы их (вас) увидели на съезде, и их популярность сразу выросла невероятно.

Т.З.: Это, прежде всего, относится к нашей, сначала московской, потом межрегиональной группе. В ней собрался действительно цвет нации, да еще это ведь были в основном единомышленники - демократически настроенные люди. Конечно, потом жизнь их очень сильно разбросала. К сожалению, их было только 350 человек из 2 000 участников съезда. Конечно, при любом голосовании эта группа проигрывала, но она говорила, выступала. А люди и слышали, смотрели телетрансляции, затаив дыхание.

Л.Б.: Расскажите, пожалуйста, как вы оказались на съезде и что там делали?

Т.З.: Я оказалась там довольно странным путем. В это время я была уже достаточно известной – многие читали «Новосибирский манифест» или слышали о нем. Не менее важно, что я была президентом Советской социологической ассоциации и руководителем ВЦИОМа. Меня выдвинули в качестве депутата съезда три организации. Первая – это ВЦСПС. Я была удивлена, потому что они меня ненавидели. Ненавидели, но выдвинули на съезд.

Л.Б.: Может быть, вас порекомендовал Горбачев?

Т.З.: Нет, это их собственный замысел. Далее. Меня выдвинула Социологическая ассоциация. Там была квота для ученых и для общественных организаций, в том числе научных. И кто-то еще третьим выдвинул, но там я отказалась. Итак, первым голосует ВЦСПС, которому было выделено 100 депутатских мест на съезде. Они голосуют и меня проваливают. Во время голосования какие-то люди получали по 95% голосов «за», а я – только 25%. Они были такие счастливые!

А у меня получилось вот как. Ученый секретарь Ассоциации Эдуард Николаевич Фетисов предложил мне попытаться баллотироваться у них. И когда я должна была выбрать из трех предложений, я выбрала именно Ассоциацию, дала Фетисову свое согласие. Но Шалаев, председатель ВЦСПС приезжал меня уговаривать идти через ВЦСПС, а у меня с ним лично были хорошие отношения. Может быть, он и фальшивил, но говорил следующее: «Понимаете, это же съезд демократический. Нам нужны такие имена. Я очень вас прошу баллотироваться по этой линии». А ведь ВЦИОМ получал от них деньги и потому мы от них некоторым образом зависели. Я согласилась, участвовала в голосовании, и они меня провалили.

Когда я дала согласие ВЦСПС, я сказала Фетисову, чтобы он отозвал мое согласие у себя, потому что по двум линиям баллотироваться на съезд было нельзя. Но он не отозвал, Академия Наук голосована днем позже ВЦСПС, и там я прошла. Получилась, конечно, настоящая комедия. Как только меня провалили, в ВЦСПС это отпраздновали. На следующий день туда по каким-то делам поехал мой заместитель Борис Грушин. Все его там встретили с такими мертвыми лицами. Начали выражать сочувствие: «Как же так получилось? Мы этого никак не ожидали!». А он и говорит: «Все в порядке, Татьяна Ивановна прошла по линии Академии Наук». Немая сцена: «Как?!! Так же нельзя». В общем, я прошла на съезд.

Я, конечно, была тогда наивной, как и все мы. Так что для меня было неприятной неожиданностью то, что я услышала, когда нас собрали в Гагаринском райкоме партии, где тогда находился ВЦИОМ. Нас было человек 20, и нам объяснили что мы – партийная группа, что руководитель нашей группы – секретарь райкома, избранный депутатом, что выступать от нашей группы будут секретарь и председатель райкома, что мы должны держаться вместе и соблюдать партийную дисциплину. По дурости своей я подняла руку и сказала, что не понимаю такой постановки вопроса. В том смысле не понимаю, что на съезд каждый избирался по своей линии, например, я – от научных организаций, и я должна представлять интересы научных организаций, а не Гагаринского райкома. Кроме того, я - председатель ВЦИОМа, и я хочу рассказать людям о том, что они сами думают о съезде и основных вопросах, там обсуждаемых. Да и сам съезд беспартийный, причем тут райком.

И этими словами я подписала себе приговор. Началась моя травля в газетах. Есть такой журналист – Анатолий Салуцкий. После той райкомовской встречи, следующая должна была проходить уже на московском уровне. И в этот день, 21-го января, вышла газета. Когда я вошла в вестибюль (минут за 10-15 до начала), все взгляды обратились на меня. Я удивилась и взяла газету. В ней была разоблачительная статья про меня, про то, какой я прохиндей и т. д. Затем, примерно с интервалом в месяц в разных газетах стали появлялись разоблачительные статьи обо мне. Главное, что мне инкриминировалось, - якобы я являюсь разрушителем советской деревни. Было страшно тяжело. Люди смотрели на меня и перешептывались. Поэтому на съезде я чувствовала себя очень нехорошо. В зале съезда нас рассадили по делегациям, а внутри делегаций по алфавиту. Передо мной сидел Ельцин, но вокруг в основном были не свои. Нас, повторяю, было всего 350 человек, и они, конечно, терялись в этой массе людей. Сесть вместе было нельзя. А когда я проходила, мне вслед слышался шепот: «Вот Заславская, это она разрушила деревню».

Л.Б.: Но ведь в Москве тогда таким публикациям уже не верили. Иногда даже была противоположная реакция – если в государственных, партийных газетах пишут гадости, многие понимали, что человек хороший, а газеты врут.

Т.З.: Смотря кто читал, многие как раз верили. Тем более что в газетах ведь сообщали так называемые «факты».

Л.Б.: Понятно, писали, что именно из-за вас неперспективные деревни позакрывали. И вы тем самым разрушили уклад сельской жизни, из-за вас опустело село.

Т.З.: Да, и люди далекие от этого всему верили. На съезде выступал человек с Алтая, где мы много работали. Когда он говорил о проблемах деревни, то сказал: «Мне сказали, что среди депутатов съезда есть та, кто выдвинула идею о неперспективных деревнях и несет за это ответственность». И тут я взбесилась. Как раз после его выступления был перерыв. До перерыва, пока люди вставали, я быстро подошла к нему и сказала: «Здравствуйте, я – академик Заславская. Вы меня имели в виду, когда говорили о человеке, который разрушил советскую деревню?» Он растерялся: «Да нет, я не знаю, кто вы. Мне просто сказали...». И я говорю: «Вы знаете, как проводилась коллективизация? Вы знаете послевоенную деревню? Я родилась в 1927 году. Как, по-вашему, я могла разрушить русскую деревню?» Я просто взорвалась. Но вся эта история меня просто подкосила. Только придешь в себя, тут новая статья появляется. Однажды в Кузбассе появляется огромная газетная статья с названием «Кто такая академик Заславская?» Написали ее люди, мне совершенно неизвестные. Жду очередной гадости, а они обо мне написали: «Заславская с юных лет занимается проблемами деревни, она сделала это и это...» Почему-то они за меня заступиться решили. Но, разумеется, тут же появляется опровержение в московской газете.

В общем, в этом смысле съезд был для меня тяжелым испытанием. Кроме того, не проходили никакие предложения нашей московской группы, как мы ни старались. И еще одно. Накануне съезда было проведено собрание партийных групп съезда. А коммунисты составляли 87% делегатов, абсолютное большинство. А назывались депутаты-коммунисты партийной группой. Ничего себе «группа» - почти все. На этом собрании выступил Горбачев и сказал, что все коммунисты должны голосовать так, как предлагает ЦК КПСС. Я была поражена, у меня сразу же рот открылся. Это все от наивности, конечно. Ведь не могло же общество переродиться за одну минуту просто потому, что мы этого очень хотели.

Л.Б.: Но тогда всем так казалось, что это возможно.

Т.З.: Конечно, Горбачеву было очень трудно вести этот съезд. И, конечно, расстраивало наше молчаливое большинство... Как их назвал Юрий Афанасьев: «агрессивно-послушное большинство». Попробуй их переубедить. А дальше вот еще что. Там проходили выборы в Верховный Совет СССР. Я ни в коем случае не хотела туда избираться, потому что там надо серьезно работать, а мне надо было ставить на ноги ВЦИОМ. Поэтому я четко заявила, что не хочу избираться в Верховный Совет. Со мной согласились, но я чувствовала какой-то подвох. Поэтому я несколько раз подходила к людям, отвечавшим за эти выборы, на разные уровни, говорила, чтобы меня убрали из списка. Мне обещали, но включали в этот список вновь и вновь. Так мне и не удалось ничего сделать. А потом при голосовании съезд меня провалил. Им было приятно меня еще раз осрамить.

Л.Б.: Это все негативные моменты, но были и позитивные. Московская, потом межрегиональная группа о себе заявила, ее мнения были услышаны. Наверняка вы там познакомились с новыми людьми. Кто произвел на вас на съезде особенно сильное впечатление?

Т.З.: Больше всего, это люди из нашей группы, из этих 350-ти человек. Там я впервые узнала Собчака. Гавриила Попова я знала и раньше, но здесь возникли совсем другие отношения. Затем, конечно, Галина Старовойтова. Я не скажу, что я там узнала людей, с которыми мы подружились, стали потом встречаться, этого не произошло. Но когда через 15 лет после съезда Попов собрал региональную группу, там были сплошные улыбки, когда мы узнавали друг друга, все были очень рады вновь повидаться. Собрались единомышленники. В этой встрече и Горбачев участвовал. Наверное, много можно было и дальше перечислять, но у меня не очень хорошая память, а на имена - особенно.

Л.Б.: Конец 1980-ых. Это было время подъема и больших ожиданий. Почему эти ожидания у очень многих людей так быстро сменились разочарованием? Сейчас идеи, тогда очень популярные, как и люди, их носители, стали явными маргиналами. Демократические взгляды давно отвергнуты основной частью общества. Почему?

Т.З.: Задача, которую поставил Горбачев, к которой я сама его подталкивала и которую ставила в «Новосибирском манифесте», была во много раз сложнее, чем мы себе представляли. Мы не представляли себе, что это значит: повернуть общество из почти 300 миллионов людей на совсем другую дорогу. Ведь оно было цельным, советское общество. Оно нам не нравилось, но все общественные институты и механизмы давно сложились и как-то, пусть иногда со скрипом, работали. Они были притерты друг другу: политические механизмы к экономическим. И хотя они, может быть, и трещали, но работали. А коррупция была фундаментальной, экономика не работала (мы изучали сельское хозяйство и сталкивались с тем, что баранов меняют на трактора и т. д.), отношения прямого обмена процветали. В такой ситуации всегда что-то прилипает к рукам, все остается у директоров, которые делятся с теми, с кем надо, а это коррупционная ситуация Повторю, механизм скрипел, но он работал.

Мы не представляли, насколько сложно его изменить. Наверное, были люди, которые это понимали лучше. Был, например, юрист (не помню его фамилию), который выступал против перестройки, будучи глубоким демократом по убеждениям. Он хорошо ко мне относился, но с горечью говорил мне: «Вы заблуждаетесь! Нельзя ломать, можно только перестраивать изнутри». А кто бы все это перестраивал изнутри? Чиновники? Нет, конечно. Так что единственным способом было взорвать старую систему, и из ее осколков начинать строить новое.

Специстория. Реформы Гайдара. 1

Ещё одна группа, которая уже в тот момент задумывалась об экономических трансформациях в СССР, – это новосибирская группа под опекой академика Татьяны Ивановны Заславской. Заславская была заведующей отделом в Институте экономики и организации производства Сибирского отделения Академии наук СССР. С этой группой очень плотно сотрудничал Пётр Авен (в частности, когда он помогал группе Заславской изучать проблемы Алтайского региона).
В 1983 году группа Заславской подготовила доклад о совершенствовании социалистических производственных отношений и задачах экономической социологии, который получил хождение под грифом «для служебного пользования». Однако, этот документ, который носил гриф «для служебного пользования», каким-то образом оказался в США и ФРГ, где был опубликован под заголовком «Новосибирский манифест». И там он был объявлен первым признаком политико-экономической «весны» в СССР. То есть это тоже не была ни в коем случае самодеятельность.
Какой год стоит на дворе? 1983-й. Андропов борется за дисциплину с помощью походов милиционеров и дружинников по кинотеатрам. В Узбекистане уже сажают людей. Будет ли в этой обстановке кто-то на свой страх и риск писать аналитические доклады об экономических трансформациях и, уж тем более, передавать эти доклады на Запад? Если и были такие инициативники, выражаясь языком определённых служб, то явно эти инициативники, скажем так, были не из числа младших и старших, и даже главных научных сотрудников соответствующих академических вузов.

О концепции «неперспективности»

Время второй половины 1950-х и первой половины 1960-х, когда Никита Хрущев возглавлял КПСС, либералы постоянно называют «оттепелью».
Такое название не соответствует реальной жизни. Правильнее назвать «время скрытой диверсии».
Именно во времена правления Хрущева на русское крестьянство подули леденящие душу ветра и накрыл студеный холод, сковывающий жизнь крестьян.
Именно в период правления Хрущева русскому крестьянству был нанесен ВТОРОЙ удар, действие которого не остановлено до сих пор.
Этот невидимый на первый взгляд ВТОРОЙ удар нанес рваные и глубокие раны жизни русского крестьянства, которые оказались сильнее и глубже ПЕРВОГО удара от «раскулачивания».
Раны от этого удара по жизни крестьян не зажили и кровоточат до сих пор.
Подготовка ВТОРОГО удара по крестьянству началась в 1950-х, а его смертельно разящий этап пришелся на начало 1960-х.
Именно тогда в Новосибирском Академгородке в рамках Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения АН СССР под руководством академика Аганбегяна была создана команда из молодых экономистов для разработки концепции ликвидации «неперспективных деревень».
Один из самых  рьяных ликвидаторов - Татьяна Заславская.  На волне  ликвидации «неперспективности деревень» она получила докторскую степень, затем звание «академика».

Суть концепции «неперспективности» состоит в том, что в сотнях тысяч  русских деревень было предложено не строить ничего того, что нужно для жизни: ни школ, ни магазинов, не проводить к ним дороги, электричество и телефонную связь.
А что делать с «неперспективными жителями»?..
Их предлагалось переселить в «перспективные», укрупнённые поселения.
Эту реформу «неперспективных деревень» поддержали высшие партийные деятели КПСС и правительства СССР в Москве.
Ведь по оценке «экономистов»  в масштабах страны получалась огромная экономия средств.

И началась ликвидация «неперспективных».

справка

Нина Буис




«Русская американка» Нина Буис на фоне зимнего Нью-Йорка

Нина Буис с подопечными

Д. Сорос "Советская система: к открытому обществу":

А вот с Мясниковым (см. Открытый сектор: Римский клуб - ч. 2) было непросто. С самого начала, как только я ему сказал, что относительно выбора членов правления хотел бы посоветоваться с диссидентами, он высказался против этого. Было сказано немало резких слов, но за обедом он был сама любезность. Всегда безукоризненно вежливый, он в конце концов всегда шел на компромисс.


так же см. Приложение № 5


продолжение следует...




другие темы:


Закрытый сектор: Знакомство с Америкой "Пагуошское движение" - п. 3 ч. 8
Закрытый сектор: Знакомство с Америкой "Яблоко" - п. 1 ч. 8
Закрытый сектор: Знакомство с Америкой - ч. 7
Шойгу рыцарь Мальты - новый след
Закрытый сектор: Знакомство с Америкой "Хаммер" - п. 2 ч. 8


Закрытый сектор
Открытый сектор

Операция - Преемник 2.0.
Психотехнологии на службе СЕКты
Заговор Коржакова
Операция - Преемник
материалы по ЭТЦ
Ельцинизм
The Tragedy of Russia's Reforms





Tags: гвишиани, проект россия, сорос, чернышев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments