zlobnig_v_2 (zlobnig_v_2) wrote,
zlobnig_v_2
zlobnig_v_2

Categories:

Приложение № 7 - Открытый сектор: Эмбрион - ч. 5


510
Чернышев Сергей Борисович


ПРИЛОЖЕНИЕ 2

СТРАТЕГИЯ ДОСТИЖЕНИЯ КОНВЕРТИРУЕМОСТИ ВАЛЮТЫ ЧЕРЕЗ СОЗДАНИЕ УПРАВЛЯЕМОЙ МНОГО-УКЛАДНОЙ ЭКОНОМИКИ

Введение. Предложения Дж.Сороса

Выдающийся американский финансист Дж.Сорос направил советскому руководству предложения, содержащие замысел стратегии включения хозяйственного комплекса СССР в современную мировую экономическую систему через создание открытого сектора в советской экономике.
Дж.Сорос сосредоточил свое внимание на двух важных проблемах: неконвертируемости советской валюты и слабости материальных стимулов к труду у работающих в СССР из-за недостаточного товарного покрытия рубля. Он также обращает внимание на то, что быстрый положительный сдвиг в снабжении населения потребительскими товарами необходим для обеспечения массовой поддержки перестройки.
Для решения указанных проблем Дж.Сорос предлагает образование /под строгим государственным контролем/ двухъярусной кредитно-денежной системы, включающей ограниченно-конвертируемый рубль и обычный неконвертируемый.
Основой этой системы предлагается сделать руководящий орган типа современного инвестиционного банка или фонда, в чьи функции входило бы обслуживание в основном совместных предприятий, в т.ч. торговых, связанных первоначально с закупками за рубежом, а затем и производством в СССР товаров народного потребления высокого качества. Фонд с самого начала может создаваться как совместный, или же только советский. Он будет давать кредиты в конвертируемой валюте для закупки и производства товаров, а также обменивать часть прибыли в рублях, полученной совместными предприятиями, на конвертируемую валюту для обеспечения заинтересованности зарубежных участников.
Взятую в кредит валюту предполагается, в конечном итоге, возмещать за счет введения в действие с помощью Фонда специального валютно-финансового механизма регулирования, обеспечивающего стимулирование экспортно-ориентированного производства на базе внедрения в СССР современных экономических методов ведения хозяйства. Конечно, указанный механизм достаточно сложен и не обладает автоматизмом действия, однако, по мнению Сороса, иного пути, который бы не включал широкомасштабные кредиты с последующим их возмещением, попросту не существует. Новизна же предлагаемого подхода заключается в том, что, по существу, импортируются не столько товары и валюта, сколько целостные современные механизмы управляемого рыночного хозяйства.


Предложения Дж.Сороса представляют несомненный интерес и нуждаются в безотлагательном обсуждении и конкретизации с учетом важных реалий современного хозяйственного механизма, действующего в СССР.
Критическим и наиболее уязвимым звеном концепции Сороса является вопрос взаимодействия конвертируемой валюты открытого сектора со "старым рублем" остальной части экономики. Сам Сорос отмечает в этой связи: "...Обменный курс между конвертируемым и старым рублем будет регулироваться руководящим органом. Руководящий орган начнет с высокого обменного курса для конвертируемого рубля, скажем 1 к 10 по отношению к старому рублю... Для того чтобы такая политика оказалась возможной, необходимо строго контролировать предложение денег внутри страны. Очевидно, это будет наиболее сложной задачей. Мне как внешнему наблюдателю трудно судить, насколько это возможно, но данный контроль является жизненно важным для успеха всего предприятия. Без него ненасытный внутренний спрос "съест" все доступные ресурсы, а открытый сектор, включая совместные предприятия, не будет иметь ни средств, ни побуждений к экспорту вне зависимости от величины обменного курса".
Проблематика, поднятая в предложениях Сороса, распадается тем самым на две группы проблем. Первая касается разработки инвестиционной политики по отношению к открытому сектору, направленной на скорейшее достижение его экспортной ориентации с целью оплаты займов. Эта группа проблем, по-видимому, может в принципе найти разрешение на путях, намечаемых Соросом.
Вторая группа включает проблемы собственно создания открытого сектора в действующем народнохозяйственном механизме, обеспечения его существования и взаимодействия с основной частью экономики. Именно здесь сказывается недостаточное понимание Соросом существующих на сегодня в нашей стране экономических реалий.
Настоящие предложения советских экспертов представляют первый встречный шаг в данном направлении и содержат краткий предварительный очерк стратегии движения к конвертируемому рублю.

От "затратного" рубля к конвертируемому: постановка проблемы

Общепринятый термин "затратная экономика" скрывает под собой глубокое экономическое содержание. Можно показать, что в условиях так называемой "затратной экономики" осуществляется специфический тип неэквивалентного обмена, приводящего, в частности, к трансферту /переносу/ стоимости от более к менее эффективному производителю. Государство оплачивает при этом издержки производства второго за счет первого. В то же время в условиях классической рыночной экономики механизм трансферта действует в противоположном направлении.
С этой точки зрения затратный рубль, строго говоря, не является деньгами, поскольку не отражает величины общественно необходимых издержек производства: производитель получает деньги не за реализацию произведенной продукции на рынке, а от государства в качестве компенсации фактических издержек его производства /затрат/, вне зависимости от того, привели ли они к созданию общественно необходимого продукта.
Поэтому "обменный курс" между конвертируемым рублем /деньгами/ и рублем затратным /не-деньгами/ может быть установлен лишь только формально, административным путем; поддержание и регулирование этого курса чисто экономическими методами по целому ряду причин невозможно.
Итак, начало перехода от затратного к конвертируемому рублю распадается на два этапа. Но если содержание второго этапа достаточно общеизвестно - это подтягивание уровня издержек производства и цен к мировым, то с первым дело обстоит сложнее.
Для того чтобы рубль стал конвертируемой валютой, предварительно он должен претерпеть качественные изменения и стать просто валютой, деньгами, т.е. отражать не фактические, а общественно необходимые издержки производства.
С учетом понимания этого ключевого момента, движение к конвертируемости рубля можно теоретически представить в виде последовательного преодоления трех порогов, создания трех специфических видов рынка, вложенных друг в друга и опосредующих, с одной стороны, "затратный рубль", а с другой - конвертируемую валюту мирового рынка.

Рынок ходовых товаров и первая валюта-посредник

Казалось бы, нет ничего проще задачи превращения рубля в настоящие деньги, настоящую валюту. Для этого достаточно, чтобы каждый производитель получал рубли только от продажи собственной продукции на рынке. Но осуществить такой шаг в масштабах всего народного хозяйства невозможно по целому ряду причин.
Например, если каким-то чудом удастся продать всю произведенную продукцию, еще останется огромный излишек рублей у потребителей, которые, таким образом, не превратятся в деньги. Во-вторых, значительная часть продукции на деле является никому не нужной /по своим потребительным свойствам/, и продать ее не удастся, а ее производители разорятся. И, наконец, в-третьих, часть продукции, для которой нашлись бы покупатели, не удастся продать из-за фактического отсутствия инфраструктуры рынка средств производства.
Но, если подобная задача неразрешима для всех рублей разом, значит надо превратить в деньги какую-то определенную часть рублей. Ясно, что выделенные таким образом рубли, чтобы стать деньгами, должны быть обеспечены товарным покрытием в виде потребительских стоимостей. В настоящих условиях это достижимо, например, через рынок конечных продуктов - потребительских товаров. Причем, это должны быть такие товары, которые пользуются устойчивым спросом, т.е. обладают необходимыми потребительскими свойствами. Назовем их ходовыми товарами.
Рынок ходовых товаров должен быть независимой подсистемой народного хозяйства. В противном случае он будет мгновенно поглощен морем затратных рублей. Этого легко избежать, открыв для ходовых рублей специальные счета, которыми будут пользоваться только производители /они же и потребители/ ходовых товаров.
Казалось бы, остается только подождать, пока все производители в погоне за "ходовыми рублями" перейдут к производству только ходовых товаров. Затем этот процесс, шаг за шагом, распространится через промежуточные продукты на производство средств производства, и задача будет решена.
К сожалению, опыт экономической истории, как новейшей, так и древней, не обнадеживает в отношении подобного развития. Товарный уклад, погруженный в административно-командную систему производства, как правило, демонстрирует ярко выраженную тенденцию к стагнации. Нарождающимся кооперативам вместо насыщения рынка ходовыми товарами значительно выгоднее процветать за счет дефицита, блокируясь с наиболее предприимчивой частью административного аппарата.
Экономические причины, стоящие за этим, весьма основательны. Достаточно указать хотя бы на то, что увеличение спроса на рынке ходовых товаров не ведет автоматически к увеличению предложения из-за сохраняющейся дефицитности экономической системы в целом. Строго говоря, рынок ходовых товаров является всего лишь квазирынком. Для его ускоренного развития необходимо обеспечить вполне определенные условия роста, при которых будет действовать известный экономический механизм акселерации.
Но такие условия оказывается возможным обеспечить только для специально выделенной подсистемы рынка ходовых товаров.

Парцеллярные рынки зон экономического роста и второй тип валюты-посредника

Специально выделенная подсистема рынка ходовых товаров, обладающая механизмом экономического роста, - назовем ее парцеллярным рынком, - должна характеризоваться несколькими вполне определенными свойствами.
Первым и основным свойством парцеллярного рынка должно быть отсутствие дефицитов. Это означает, что ограниченного количества тех продуктов, которые дефицитны на рынке ходовых товаров, должно хватать для насыщения парцеллярного рынка, при этом для всей остальной части народного хозяйства должны сохраняться те или иные формы госзаказа и фондового распределения.
Но для указанной концентрации дефицитных товаров на парцеллярном рынке необходимо, чтобы индекс цен на нем был существенно выше, чем на рынке ходовых товаров. А более высокий индекс цен означает более высокий уровень заработной платы и, соответственно, более низкий уровень затратности и издержек производства товаров, обращающихся на этом рынке.
Очевидно, что такие условия существования парцеллярного рынка практически реализуемы в территориально выделенных полюсах и зонах экономического роста. Очевидно также, что парцеллярный рынок в отличие от "квазирынка" ходовых товаров уже является просто рынком в собственном смысле слова.
От мирового рынка его все еще будет отличать недостаточная конкурентоспособность товаров. По этой причине специальные валюты этих экономических зон, хотя и отделенные от "ходовых рублей", еще нельзя будет впрямую конвертировать. Для этого необходимо дополнительное экономическое опосредование специальным типом рынка и типом валюты.

Рынок внутренней экспортной ориентации и конвертируемая валюта-посредник

По мере достижения каждым региональным парцеллярным рынком внутреннего насыщения он будет стремиться перейти к товарной экспансии вовне. В силу того, что потребность региональных зон в "ходовых рублях" ограничена, а с другой стороны, - конкурентоспособность их товаров на мировом рынке все еще недостаточна, основным направлением такой экспансии станут другие региональные парцеллярные рынки. Естественное складывание межзонного обмена столкнется, однако, с большими трудностями хотя бы потому, что в каждой зоне циркулирует своя региональная валюта.
Очевидно, для обеспечения дальнейшего развития необходима специальная валюта-посредник. На эту роль не могут претендовать "ходовые рубли", не являющиеся в полном смысле деньгами. Ясно, что такая валюта-посредник должна быть более сильной по отношению к любой из парцеллярных валют.
Согласно историческим аналогиям можно было бы ожидать складывания валюты-посредника на основе наиболее сильной из парцеллярных валют; при этом развитие в целом, вероятно, шло бы в направлении системы золотого стандарта. Но следование такому ходу событий обрекает на безнадежное отставание от процессов, идущих сегодня в мировой экономике. В современных условиях становится возможным иной, форсированный вариант развития системы межзонного обмена и перехода на этой основе к полностью конвертируемой валюте.
Парцеллярные рынки региональных зон обеспечивают необходимый набор экономических условий для развития сети предприятий со смешанным капиталом, включая обеспечение необходимым сырьем и комплектующими изделиями. (Следует заметить, что не только в административно-командной хозяйственной системе, но даже и в условиях рынка ходовых товаров вследствие его дефицитности такие условия, как правило, отсутствуют.)
Экономически обособленный рынок товаров, произведенных этими совместными предприятиями и по своему качеству приближающихся к мировым стандартам, создает необходимое товарное наполнение для образования на этой основе конвертируемой валюты - "денег перестройки".
Однако прежде чем говорить о механизме ее взаимодействия с мировым рынком, необходимо рассмотреть ту уникальную роль регулятора и ускорителя, которую она будет выполнять по отношению к системе парцеллярных рынков региональных зон роста.
Речь должна идти о специальном регулируемом рынке межзонного обмена, на котором центральную роль будет играть организация типа современного инвестиционного фонда, ответственная за эмиссию "денег перестройки". Помимо выполнения важнейших посреднических функций фонд будет осуществлять кредитную и инвестиционную политику, направленную на форсированное развитие системы зон в целом. При этом каждая из зон в этой системе будет поставлена в условия, полностью аналогичные экспортным, хотя местом экспорта будут служить для них, главным образом, не зарубежные рынки, а другие зоны роста. По этой причине сконструированный так рынок, опосредующий и объединяющий все зоны с локализованной на них системой совместных предприятий в единое целое, естественно назвать, - при всей парадоксальности такого термина, - рынком внутренней экспортной ориентации.
Что же касается "денег перестройки" - они будут играть на этом рынке роль внутренней резервной валюты и валюты-локомотива.
Основной замысел стратегии внутренней экспортной ориентации - превратить в производительную силу колоссальный потенциал широкого разнообразия экономических условий и укладов, существующего в нашей стране; сформировать систему вложенных друг в друга экономических укладов, противоречия между которыми служили бы мотором форсированного развития. При этом производственный комплекс страны образует своеобразный "микрокосм", изоморфный в определенном смысле всей мирохозяйственной системе в целом, какой она сложилась в послевоенные годы. Такой замысел противоположен идее административного насаждения "социально-экономической однородности".

Инвестиционный фонд перестройки, международный инвестиционный банк и совместный инвестиционный фонд

В опоре на фундамент рынка внутренней экспортной ориентации инвестиционный фонд перестройки и регулируемая им система предприятий зон экономического роста образует открытый сектор советской экономики. Он создает плацдарм, а конвертируемые "деньги перестройки" - канал для подключения к современной мировой экономической системе. В основных своих чертах идея такого подключения может быть заимствована из предложений Дж.Сороса, направленных советскому руководству. При этом необходимо сделать одну, однако существенную оговорку: всякий раз, когда в предложениях говорится о рублях, следует отчетливо представлять себе всю систему трех вложенных друг в друга валют, опосредующих затратный рубль и современные конвертируемые валюты: "ходовые рубли", парцеллярные валюты зон роста и "деньги перестройки".
Первоначальный капитал инвестиционного фонда перестройки /ИФП/ может быть образован за счет части золотого запаса страны. Однако для проведения кредитной политики ему потребуются в дальнейшем весьма существенные запасы конвертируемой валюты. Они могут быть получены двумя основными путями.
Во-первых, источником могут быть крупномасштабные зарубежные кредиты. Во-вторых, в условиях углубляющегося взаимопонимания между Востоком и Западом может стать возможным образование специализированного международного инвестиционного банка /МИБ/ для обеспечения участия зарубежного капитала в перестройке. В этом случае на базе МИБ и ИФП может быть образован совместный инвестиционный фонд /СИФ/. СИФ мог бы органично соединить совокупность обозначенных выше форм деятельности инвестиционного фонда перестройки с функциями международного инвестиционного банка, описанными Соросом.

Стратегия движения к конвертируемому рублю: логика и взаимосвязь элементов и этапов

Предложенный вариант стратегии движения к конвертируемому рублю может показаться чрезвычайно сложным и требующим чрезмерного времени на его реализацию. Это верно лишь наполовину.
Речь идет о переносе на нашу почву современной экономической культуры, которая развивалась столетиями. Между этой культурой и затратным рублем простирается подлинная экономическая пропасть, которая должна быть заполнена современными экономическими формами, взятыми из реальности, а не из головы. Но именно то обстоятельство, что эти формы уже реально существуют, дает шанс, при грамотной политике, резко ускорить, спрямить линию развития, сократив целые экономические эпохи.
Стратегия здесь должна состоять в трансплантации целостных фрагментов экономической ткани и готовых рыночных механизмов. Правильное понимание сути взаимодействия между ними позволит развертывать эту работу не как последовательность этапов, а практически параллельно.
Что касается распределения функций при осуществлении предлагаемой стратегии, то сферу компетенции Госбанка можно было бы расширить, включив в нее, помимо обычных, "ходовые рубли". Инвестиционный фонд перестройки может заниматься региональными валютами экономических зон роста и "деньгами перестройки". Определение территории отдельных парцеллярных экономических зон должно быть прерогативой Правительства СССР, которое может при этом учитывать рекомендации СИФ.
На начальном этапе последовательность вложенных друг в друга рынков будет работать как система шлюзов, предохраняющая слабый внутренний рынок от большого перепада уровней экономической эффективности и от прямого влияния реалий современного мирового рынка. При дальнейшем развитии каждый последующий рынок будет постепенно частично поглощать рынок с менее конвертируемой валютой, в конечном счете, вытесняя затратный рубль вместе с укладом затратной экономики.





Tags: кургинян, павловский, проект россия, сорос, чернышев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments