zlobnig_v_2 (zlobnig_v_2) wrote,
zlobnig_v_2
zlobnig_v_2

Categories:

Закрытый сектор: Мост на Восток - ч.12

1101670630_400


Гвишиани Д.М.:

Ни одна из положительных тенденций, складывавшихся во времена Джона Кеннеди, не была забыта президентом Джонcоном. Закрепляя их, он заботился о преемственности, оставив многих людей, работавших при прежнем правительстве, на своих государственных постах. С некоторыми из этих деятелей мне позднее представлялась возможность встречаться; я имею в виду в первую очередь помощника президента по вопросам безопасности Макджорджа Банди, Государственного секретаря США Дина Раска, министра обороны Роберта Макнамару, помощника по науке и технике Дж. Визнера, которого Джонсон оста¬вил на этом посту на все годы своего президентства, и других.


bundy_2

Макджордж Банди
McGeorge Bundy

День рождения: 30.03.1919 года
Место рождения: Массачусетс, США
Дата смерти: 16.09.1996 года
Гражданство: США

Известный в шестидесятые годы прошлого столетия политик, советник президентов Кеннеди и Джонсона, а также - с 1966-го года по 1979-ый - президент Фонда Ford Foundation . В свое время Банди сыграл значимую роль в эскалации Соединенных Штатов Америки во Вьетнаме (при Кеннеди и Джонсоне).

Снимок
Снимок
http://www.muckety.com/McGeorge-Bundy/1920.muckety

В середине 60-х гг. Визнер приезжал в Советский Союз.

см. Закрытый сектор : Конвергенция - п. 3 ч. 11

Гвишиани Д.М.:

Это был первый визит такого уровня в области научно-технических контактов между нашими странами. Он был принят в качестве гостя ГКНТ, и мне предоставилась возможность близко познакомиться с ним, участвуя во всех его важнейших визитах не только в Москве, но и в поездке по стране. Мы старались показать ему самое интересное, но были, естественно, вынуждены осторожничать, подчиняясь правилам, закрывающим для иностранцев доступ к наиболее интересным научным и экспериментальным работам. Помню, как при посещении Института кибернетики в Тбилиси Визнеру показали один из первых в мире опытных образцов технического устройства, связанного с исследованиями в области искусственного интеллекта, принимающего команды человека с голоса. Все шутили тогда, утверждая, что машина принимает команды на русском языке, но обязательно с грузинским акцентом. У меня достаточно заметного акцента не оказалось, и машина не сработала, а команда Визнера прошла с успехом!

В ходе первого полного срока президентских полномочий Джонсон постарался укрепить свои позиции в международных делах, наладить личные и политические связи с руководителями союзных западных стран. С этой целью он планировал в начале 1965 года поехать в Париж на заседание НАТО, но политическая ситуация неожиданно изменилась: в Англии консерваторы потерпели поражение, к власти пришли лейбористы; в Советском Союзе происходили бурные перемены после отставки Н. С. Хрущева и назначения Генеральным секретарем ЦК КПСС Л. И. Брежнева, а Председателем Совета Министров А. Н. Косыгина, - и президент отложил поездку.

см.

Закрытый сектор : Конвергенция - п. 1 ч. 11
Закрытый сектор : Конвергенция - п. 2 ч. 11
Закрытый сектор : Конвергенция - п. 3 ч. 11

Седьмого октября 1966 г. Линдон Джонсон выступил в Нью-Йорке с программной речью, в которой сформулировал три основные цели европейской политики Соединенных Штатов. Две из них оставались традиционными: укрепление Североатлантического союза и поддержка интеграционных процессов в Западной Европе, но третья оказалась неожиданной: президент заявил о необходимости «поскорее наладить связи между Западом и Востоком». Он перечислил ряд инициатив в сфере финансов, торговли и туризма, а к концу речи заверил, что Соединенные Штаты приложат «решительные усилия к долгосрочному укреплению взаимосвязей между Востоком и Западом».

Наш Современник 2008 №9

"Еще осенью 1966 года, в разгар бомбардировок Северного Вьетнама, разногласий с европейскими союзниками, внутренних потрясений, наметившихся валютных и экономических неурядиц, - президент США Линдон Джонсон выступает с речью и, в частности, говорит о необходимости "поскорее наладить связи между Западом и Востоком". Создается рабочая группа на базе Совета национальной безопасности во главе с Френсисом Бейтором; Белый дом и влиятельнейший Совет по международным отношениям инициируют серию дискуссий и консультаций по дальней границе (high frontier) американской и мировой истории.

Весной следующего года в Европу и СССР отправляется неформальный представитель президента Макджордж Банди, а уже летом, 23-25 июня, в поместье "Холлибуш", Гласборо, Нью-Джерси происходит встреча американского президента и советского премьера Алексея Косыгина (несколько раз встречавшегося также с вице-президентом Хьюбертом Хэмфри). Дальнейшее развитие событий идет по линии как государственных контактов, приведших к реализации политики детанта, хельсинкским соглашениям и договорам по ограничению, а затем сокращению ядерных и обычных вооружений, так и создания системы неправительственных организаций, занятых осмыслением новой формулы мироустройства.

Интеллектуальное пространство актуальной проблематики фиксируется при помощи понятия "глобальные проблемы человечества". Под этим тезисом на рубеже 60-70-х годов инициируется ряд международных неправительственных организаций, среди которых привлекает внимание Римский клуб, основанный в 1968 году благодаря усилиям Аурелио Печчеи и Александра Кинга. Одновременно на основе "Нобелевского симпозиума" была сформирована Международная федерация институтов перспективных исследований (IFIAS, 1972), а в результате переговоров по линии Запад-Восток создан междисциплинарный Международный институт прикладного системного анализа (IIASA, 1972), в чьей деятельности участвуют ученые противостоящих политических блоков. Провозглашается идея мониторинга будущего, необходимости "искать пути понимания нового мира со множеством до сих пор скрытых граней, а также познавать… как управлять новым миром", кристаллизуется в виде задачи "создания принципов мирового планирования с позиций общей теории систем"."

Материалы журналистского расследования по заказу программы «Вехи» православного телеканала «СПАС»

7 октября 1966 года Президент США Линдон Джонсон выступил в Нью-Йорке с программной речью, в которой сформулировал три основные цели европейской политики США. Наряду с двумя традиционными  - укрепление североатлантического союза и поддержка интеграционных процессов в Западной Европе – в том докладе прозвучал еще один, неожиданный тезис о необходимости «поскорее наладить связи между Западом и Востоком».

«теория конвергенции»

Сущность теории конвергенции, по словам одного из членов Исполкома Римского клуба Хуго Тиманна, озвученных им в Каннах в ноябре 1968 года на Международной конференции по научному управлению, заключалась в следующем:

«В мире – и «у нас», и «у них» - постепенно начинали осознавать, что масштабы современной созидательной человеческой деятельности, независимо от различий в социально-экономическом устройстве государств, требуют рационального управления, сталкиваясь с новыми проблемами, порожденными НТР, а их решение требует разумного сочетания централизации и децентрализации».

Идеи «конвергенции», проникнутые, на первый взгляд, гуманистическим пафосом и чувством ответственности за судьбы всего человечества, разрабатывались, однако, не только и не столько учеными-энтузиастами («ботаниками»), сколько предельно прагматичными и циничными аналитиками.

Финансирование указанной деятельности осуществляли такие филантропические организации как фонды Форда, Карнеги, Сороса и т.д.

На третьем уровне создавались т.н. «интеллектуальные площадки»,  то есть международные неофициальные (или полуофициальные) структуры, типичным примером подобной структуры являлся Римский клуб, созданный в 1960-х г.г. Аурелио Печчеи и группой европейских ученых, тесно связанных с СМО и БГ.  Частично, подобную функцию выполняли и филиалы ТК, созданные в Китае и СССР.

Эпохальное выступление Л. Джонсона, в котором он впервые упомянул про необходимость организации «моста между Востоком и Западом», и тем самым, сформировал предпосылки для распространения идей конвергенции, было проявлением колоссального интеллектуального и организационного труда атлантистских “think tanks”. Одним из непосредственных координаторов указанного проекта был активист СМО - Макджордж Банди, занимавший в различное время должность помощника по вопросам национальной безопасности в администрациях КеннедиДжонсона, а в последствии возглавлявший фонд «Форда».

Весной 1967 года Банди отправился в поездку по Европе – в Лондон, Париж, Бонн, Рим и Москву. Параллельно, начались неформальные переговоры с послом СССР в США Добрыниным. Выступая от имени высшего американского руководства, Банди предлагал создать «международный научно-исследовательский институт нового типа», который бы соединил исследовательские, образовательные и политические функции. Он предлагал рассматривать институт как своеобразную интеллектуальную площадку, на которой ученые из различных стран могли бы сообща работать над решением глобальных проблем человечества по ту сторону идеологической ангажированности. Фактически речь шла о создании геополитической структуры «третьего уровня» - для влияния в духе конвергенции на советскую сторону. Не удивительно, что практически сразу к переговорам по этому вопросу было привлечено все руководство «Римского клуба». Многосторонность будущего института с самого начала оказалась ширмой, так как американцев интересовала исключительно возможность инициировать диалог с Советами и в случае отказа нашей страны от участия в нем, они планировали вообще свернуть проект.

В недрах советской системы, кроме обычных «диссидентов», существовала особая интеллектуальная прослойка, сочувствовавшая идеям конвергенции, представители которой с симпатиями смотрели на Запад, были вдохновлены его методологическими достижениями в области менеджмента, социологии, кибернетики и т.д. Основными идейными центрами указанного течения были такие структурные подразделения АН СССР, как Институт конкретных социальных исследований (ИКСИ), Центральный экономико-математический институт (ЦЭМИ) и Институт США и Канады. В их рамках активно изучалась западная практика управления сложными социально-экономическими процессами и возможность ее адаптации к советским условиям. Ключевой же организацией, связывавшей эту «пятую колонну» в одно целое, был Всероссийский научно-исследовательский институт системных исследований (ВНИИСИ), созданный заместителем председателя Государственного комитета по науке и технике, академиком АН СССР доктором философских наук Джерменом Михайловичем Гвишиани. Именно он обеспечивал лоббирование взглядов и легитимность сторонников теории конвергенции в высшем политическом руководстве страны, для чего активно пользовался своими родственными связями с тогдашним Председателем Совмина А.Н. Косыгиным. В своих мемуарах – «Мосты в будущее», вышедших в свет в 2004 году уже после его смерти, Гвишиани подробно описывает, как он убеждал Косыгина поддержать американскую инициативу и поручить именно ему вести переговоры по созданию международного исследовательского института. Сейчас трудно говорить однозначно, был ли Гвишиани, по его собственному признанию уже в 1960-х г.г. критически относившийся к советской системе и находившейся в тесном контакте с руководством Римского клуба, агентом геополитического влияния в СССР.

Кроме того, за создание совместного с американцами международного научно-исследовательского института .выступил и всесильный КГБ.

Таким образом, в результате сложного и многовекторного процесса, инициированного атлантистскими геополитическими центрами, высшим политическим руководством СССР была санкционирована работа по созданию международного научно-исследовательского института т.н. «нового типа».

На протяжении нескольких лет в различных городах мира велись интенсивные переговоры между академиком Гвишиани и Макджорджем Банди, участниками которых часто являлись также Аурелио Печчеи, председатель «Римского клуба» и Роджер Левьен, один из руководителей “RAND-Corporation”.  В качестве места дислокации будущего института  была избрана одна из бывших резиденций династии Габсбургов – древний замок Лаксенбург в тринадцати километрах от Вены. Это место знаменито тем, что не раз служило укрытием для политиков из различных стран, желавших вдали от чужих глаз провести секретные переговоры, исход которых часто влиял на геополитические судьбы мира.

В «Интернете» на сайте информационного агентства «Стрингер» приводится любопытное свидетельство одного из бывших сотрудников советской внешней разведки, имевшего самое непосредственное отношение к функционированию ИИАСА. Якобы, в конце 1970-х – начале 1980-х г.г. некой группе аналитиков из АН СССР удалось убедить Ю.А. Андропова в том, что методология, основанная на марксистской аксиоматике, более не в состоянии эффективно реализовывать и защищать интересы советского государства, как на внешне-, так и внутриполитической аренах.  Андропову было предложена заимствовать рыночные приемы и механизмы управления и использовать их для превращения предельно централизованного СССР в «сверхкорпорацию», конкуренции с которой не сможет выдержать ни одна ТНК или экономика отдельных государств. Это была операция под условным наименованием «Корпорация Красная звезда». В качестве места подготовки новых квалифицированных кадров для осуществления подобных преобразований было предложено использовать уже существовавший к тому времени ИИАСА. Под личным руководством Андропова во внешней разведке КГБ  была создана специальная команда, занимавшаяся отбором и направлением в Вену «стажеров», за каждым из которых закреплялся соответствующий куратор из ПГУ.

Гвишиани Д.М.:

Истинное положение дел в то время далеко не соответствовало заявлению президента, и он обратился за поддержкой к видному экономисту, члену Совета Национальной безопасности Фрэнсису Бейтору, который сыграл важную роль в подготовке вышеупомянутой программной речи. Джонсон попросил Бейтора приступить к немедленному осуществлению новых инициатив, а Бейтор в свою очередь первым делом привлек к сотрудничеству Макджорджа Банди.

Пятидесятисемилетний профессор политологии и истории Банди, на протяжении своей карьеры занимавший видные посты в Совете по иностранным делам, читавший лекции и возглавлявший в Гарвардском университете факультет науки и искусства, с 1961-го по 1966 гг. был специальным помощником президента Кеннеди и затем Джонсона по вопросам национальной безопасности. Незадолго до описываемых событий он подал в отставку и стал президентом Фонда Форда, проработав в этом качестве тринадцать лет, вплоть до 1979 г.

На встрече с Бейтором и Банди Джонсон сказал, что необходимо привести положения, выдвинутые им в нью-йоркской речи, в соответствие с реальной политикой администрации. «В сущности, - вспоминал позже Банди, - его инструкции можно выразить одной фразой, хотя я не уверен, что он когда-либо произносил ее: “Я хочу, чтобы Вы поехали и построили мне мост на Восток”».

Не откладывая дела в долгий ящик, Бейтор и Банди провели совещание, в результате которого выяснилось, что широкая общая идея моста обладает чрезвычайной привлекательностью и открывает замечательные перспективы. Однако конкретных форм плодотворного, взаимовыгодного сотрудничества можно насчитать неисчислимое множество, и выбрать из этого множества что-то одно - самое плодотворное и самое выгодное - оказалось очень нелегко.

Как возникла счастливая идея объединить задачу развития сотрудничества между Западом и Востоком с задачей исследования с помощью новейших достижений науки и техники крупномасштабных проблем, возникающих в промышленно развитых странах? Скорее всего, она уже носилась в воздухе, наэлектризованном предчувствиями грядущих в мире перемен.

Интеллект, элита и управление

Весной 67-го года Макджордж Банди отправляется в поездку по четырем основным европейским странам: Великобритании, Франции, Германии, Италия, а затем — России-СССР. Посетив Советский Союз и проведя переговоры, Банди в качестве «сухого остатка» получает визит А.Н. Косыгина в США, где осенью, в Гласборо российский премьер встречается с американским президентом «с глазу на глаз». Той же осенью Аурелио Печчеи приезжает в Советский Союз. Дальнейшее развитие событий идет как по линии государственных контактов, приведших к реализации политики детанта, так и создания многоступенчатой системы неправительственных организаций, занятых поиском новой формулы мироустройства.

см.

Закрытый сектор : Аурелио Печчеи - ч. 2
Закрытый сектор : Аурелио Печчеи - п. 1 ч. 2
Закрытый сектор : Аурелио Печчеи - п. 2 ч. 2
Закрытый сектор: Сделка века - п. 1 ч. 5
Приложение № 1 - Закрытый сектор: Аурелио Печчеи - ч. 2
Приложение № 5 - Закрытый сектор: Идея "Европейской конфедерации"




другие темы:


Закрытый сектор : Конвергенция - п. 1 ч. 11
Закрытый сектор : Шаги навстречу - ч. 10
Открытый сектор: Эмбрион - ч. 5
Приложение № 6 - Открытый сектор: О концепции «неперспективности» - ч. 3
Открытый сектор: Как это было - ч. 6
Шойгу рыцарь Мальты - новый след
Закрытый сектор : Аурелио Печчеи - п. 1 ч. 2
Приложение № 3 - Закрытый сектор: Идея "Европейской конфедерации"



Закрытый сектор
Открытый сектор



Операция - Преемник 2.0.
Психотехнологии на службе СЕКты
Заговор Коржакова
Операция - Преемник
материалы по ЭТЦ
Ельцинизм
The Tragedy of Russia's Reforms





Tags: гвишиани, кгб, римский клуб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments